Смерть в прямом эфире книга серовой. Читать онлайн "Смерть в прямом эфире" автора Серова Марина Сергеевна - RuLit - Страница 1

Смерть в прямом эфире читать онлайн - Марина Серова. Смерть в прямом эфире книга серовой


Смерть в прямом эфире (Марина Серова) читать онлайн книгу бесплатно

Телохранитель Евгения Охотникова ввязывается в большую политику. Теперь она круглые сутки сопровождает жену известного телеведущего, который успел насолить всем влиятельным людям в родном городе. В этом сценарии идеального криминального шоу у каждого имеется своя роль. Политики будут выяснять отношения и шантажировать семью журналистов, телевизионные звезды займутся интригами, а супердетектив Женя снова продемонстрирует, на что она способна. Разоблачить пару-тройку опасных преступников, сломать коррупционную цепочку и попутно влюбить в себя обаятельного неженатого француза? Легко!

О книге

  • Название:Смерть в прямом эфире
  • Автор:Марина Серова
  • Жанр:Детективы: прочее
  • Серия:Телохранитель Евгения Охотникова
  • ISBN:978-5-699-94307-4
  • Страниц:51
  • Перевод:-
  • Издательство:-
  • Год:2017

Электронная книга

* * *

Глава 1

Сегодня вечером я засиделась допоздна. Сначала мы с тетей Милой обсуждали последние новости из мира политики. Дело в том, что в Тарасове должен был смениться мэр, и грядущее событие никого не могло оставить равнодушным. Город большой, проблем много, и не каждый сможет их решить.

В последний тур вышли два кандидата: Ломакин и Рогозин. Первый – выдвиженец от номенклатуры, второй – производственник, по предварительным результатам набравший большинство голосов. Но финальные выборы были еще впереди, и судьба кандидатов не была решена окончательно. Все зависело от того, за кого проголосует основная часть тарасовцев, хотя вероятнее всего было, что кресло мэра займет Рогозин.

Тетя Мила долго рассуждала, что справиться с городскими проблемами может только человек, под руководством которого успешно работала и развивалась такая крупная и технически с...

lovereads.me

Смерть в прямом эфире читать онлайн, Марина Серова

Сегодня вечером я засиделась допоздна. Сначала мы с тетей Милой обсуждали последние новости из мира политики. Дело в том, что в Тарасове должен был смениться мэр, и грядущее событие никого не могло оставить равнодушным. Город большой, проблем много, и не каждый сможет их решить.

В последний тур вышли два кандидата: Ломакин и Рогозин. Первый – выдвиженец от номенклатуры, второй – производственник, по предварительным результатам набравший большинство голосов. Но финальные выборы были еще впереди, и судьба кандидатов не была решена окончательно. Все зависело от того, за кого проголосует основная часть тарасовцев, хотя вероятнее всего было, что кресло мэра займет Рогозин.

Тетя Мила долго рассуждала, что справиться с городскими проблемами может только человек, под руководством которого успешно работала и развивалась такая крупная и технически сложная отрасль, как нефтянка. И что никто из кандидатов, кроме Рогозина, не достоин занять столь высокий пост. Но тетя Мила не знала, какие подводные камни предстоит обойти будущему мэру, прежде чем последнее голосование расставит все точки над «i».

А потом тетя Мила, как обычно, завела разговор о моем замужестве. Как же мне надоели эти разглагольствования о том, что пора сменить образ жизни, научиться готовить и срочно найти того, кто сможет по достоинству оценить мои кулинарные способности. К концу я уже машинально отвечала «нет» на каждый ее вопрос.

Наконец тетя Мила устала и пошла спать, а я полезла в Интернет, чтобы узнать мнение виртуальных друзей о возможных результатах выборов, и надолго зависла ВКонтакте. Было уже за полночь, когда мое занятие прервал бешеный стук в дверь, сопровождаемый истошным женским криком:

– Женя, откройте! Помогите мне скорее! Женя!

Моя реакция была моментальной: я выхватила пистолет из-под подушки, куда обычно кладу его на ночь, и в два прыжка оказалась у входной двери.

– Кто там? – спросила я, заглядывая в глазок.

– Помогите! Они сейчас ворвутся!

И тут я услышала гул – железную дверь подъезда пытались открыть ногами. В глазок было видно, что перед моей дверью стоит молодая женщина с испуганным лицом. Я отперла замок, распахнула дверь и тотчас была сметена в сторону ворвавшейся в квартиру незнакомкой. Она испуганно посмотрела на меня, захлопнула дверь, заперла ее изнутри и только после этого облегченно вздохнула.

– Меня зовут Анна Горенок, я жена тележурналиста Андрея Горенка, а ваш адрес мне дал Стас Климов, – ответила она на мой незаданный вопрос. – Ничего, что я бросила машину прямо у подъезда?

На меня смотрела среднего роста, зеленоглазая, слегка растрепанная особа с рыже-русым каре, одетая в легкую кожаную курточку и новые джинсы.

Так вот как выглядит лучшая половина известного на весь Тарасов ведущего программы «Очевидец», которую по пятницам передает канал «Вторая Садовая». Значит, пока он рассказывает нам с экрана умопомрачительные истории, эта дива лепит на кухне пельмени и вареники, чтобы попотчевать ненаглядного. Теперь еще виднее, что не стоит мне заводить с тетей Милой на ночь разговоры о будущем замужестве.

Я заверила Анну, что с ее машиной ничего не случится, предложила ей гостевые тапки и пригласила на кухню выпить чашечку кофе, приложив при этом палец к губам: тетя Мила давно спала, и мне не хотелось ее будить. Анна изо всех сил старалась успокоиться, но у нее это плохо получалось: сказывался сильный стресс.

Я усадила нежданную гостью за стол, поставила на плиту чайник и достала из холодильника несколько эклеров. Решив, что для позднего ужина этого достаточно, я пристроилась напротив гостьи и стала слушать ее историю дальше.

– Все началось после того, как мой муж поехал на съемки в Донецкую республику.

– В Донецкую республику? Но ведь ее пока не признали государством. – В последнем я слегка сомневалась, потому что новости из этого региона меня мало интересовали.

– Это не важно. Важно то, что он почему-то задерживается, хотя обещал вернуться через пару дней. – Анна посмотрела на меня тоскливым взглядом. – Где он может быть?

На этот вопрос у меня не было ответа, и я пожала плечами. Не говорить же испуганной гостье, что там идут бои и ее муж мог запросто попасть в плен.

– Вот и я не знаю, что с ним. Остается только ждать письма. – Она тяжело вздохнула и продолжала: – Я заметила, что за мной следят.

– Кто?

– Не знаю, – в голосе Анны послышалась дрожь. – Они ездят на вишневой «Ладе» и сегодня попытались меня задержать.

– Зачем?

Анна пожала плечами.

– По-моему, им не понравилось, что я еду к вам, к тебе. Можно мы перейдем на «ты», а то я как-то неловко себя чувствую?

Я была не против перейти на «ты». Она с усилием улыбнулась и стала рассказывать о проделках своих преследователей.

– Их двое. Один высокий, темноволосый, а другой русый, плотный, стриженный под машинку. Брюнет носит кожаную куртку, а этот, колобок, одет в яркий китайский пуховик.

– Ты хочешь сказать, что за тобой все время следят одни и те же люди? – Я выключила вскипевший чайник и стала разливать кипяток в чашки.

– Да! И они с каждым днем становятся все наглее! – Анна отхлебнула кофе. Он оказался очень горячим, и она попросила разбавить его молоком. Я достала из холодильника пакет молока и долила в ее чашку.

– Но они только следят за тобой? Других действий ты не замечала?

– До сегодняшнего дня нет. – Голос Анны снова задрожал. – Сегодня они как с цепи сорвались. Я пыталась уйти от них дворами, но они, похоже, знают в Тарасове все ходы и выходы. И потом, я не так часто езжу на машине. Только когда Андрей в командировке. А когда он дома, то на работу и с работы мы ездим вместе.

– То есть за рулем почти всегда он, – предположила я.

– Да, – созналась она, – я не очень хорошо вожу машину. Вот и сегодня не смогла скрыться от них, когда ехала к тебе.

– Ты хочешь сказать, что ехала ко мне, потому что решила нанять телохранителя? – спросила я в лоб. А то мы увлеклись рассказом, а о том, что я должна делать с ее проблемами, пока ни слова.

– Да, я хочу тебя нанять.

Я назвала сумму, которую обычно беру. Анна ахнула, но все же согласилась. Только спросила, можно ли нанять меня не на круглые сутки, а на часть дня.

– Как это на часть? – не поняла я.

– Ты будешь провожать меня на работу и встречать, а остальное время можешь быть свободна. – Вместо того чтобы торговаться, Анна решила облегчить мою задачу.

– Хорошо, – согласилась я, – но только до той поры, пока я не сочту нужным охранять тебя столько, сколько это необходимо. Идет?

Анна согласилась, мы оговорили сумму, и она тут же перевела мне на карточку аванс.

– Значит, так, – подвела я итог. – Сегодня мы никуда не поедем: слишком поздно. Ты остаешься ночевать у меня, завтра я отвожу тебя на работу, а твою машину ставлю в гараж. Кстати, где он у тебя?

– В загородном доме, в Поливановке, – она назвала адрес. – Мы там сейчас не живем, там еще не все доделано. Муж говорит, что переедем туда осенью, когда он закончит с отоплением. Туда еще нужно купить шторы, палас в гостиную, напольную вазу, – Анна начала перечислять, чего еще нет в их загородном доме, но я прервала этот разговор. Мы можем сидеть так за чашечкой кофе еще полночи, а мне завтра… нет, уже сегодня, вставать в шесть часов.

– Пойдем, я тебе дам постельное белье, а то у меня в шесть часов пробежка. – Я допила кофе и поставила свою чашку в мойку. Анна, глядя на меня, сделала то же самое и пошла за мной в мою комнату.

Я вытащила из недр стенки надувной матрас, приладила к нему насос, и через несколько минут синтетическая пленка превратилась в пухлый лежак, на который я постелила чистую простыню. Из тумбы для белья достала подушку и одеяло. Потом вынула оттуда же свежие наволочку и пододеяльник и протянула Анне. Та с благодарностью приняла постельные принадлежности, облачила в них одеяло и подушку и села на готовую постель, пробуя ее на мягкость.

– Нравится? – спросила я и, получив утвердительный ответ, выключила в комнате свет. – Спокойной ночи!

– Спокойной ночи желают старикам и импотентам. Молодым людям нужно желать доброй ночи, – пробормотала Анна, накрываясь одеялом и переворачиваясь на правый бок.

– Чего? – не поняла я, но Анна не ответила. После перенесенного стресса она либо очень быстро заснула, либо не хотела продолжать утомительный для нее разговор.

А я, несмотря на поздний час, никак не могла заснуть и прокручивала в уме разные варианты развития событий. Для начала нужно будет узнать у Стаса, как он познакомился с четой Горенок. Если бы он давно был знаком с Андреем, то обязательно притащил бы его к нам или, по крайней мере, попытался бы притащить.

Потом нужно будет познакомиться с преследователями Анны. И желательно очень близко. Настолько близко, чтобы я сумела снять их лица маленькой шпионской кинокамерой размером с небольшую пуговицу, которую я думала прикрепить к своей куртке. Дальше все как обычно: визит к Бодрову на предмет установки личностей бандитов. Нет, я не перебарщиваю! Гоняться за честным человеком, не давая ему шагу ступить, может только бандит. Так что будем честными хотя бы сами с собой и назовем вещи своими именами.

* * *

Утро началось как обычно, в шесть часов будильник сыграл мне «Мираж» ван Бурена, и я, надев спортивный костюм, отправилась на утреннюю пробежк

knigogid.ru

Читать книгу Смерть в прямом эфире Марины Серовой : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Марина СероваСмерть в прямом эфире

© Серова М. С., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *
Глава 1

Сегодня вечером я засиделась допоздна. Сначала мы с тетей Милой обсуждали последние новости из мира политики. Дело в том, что в Тарасове должен был смениться мэр, и грядущее событие никого не могло оставить равнодушным. Город большой, проблем много, и не каждый сможет их решить.

В последний тур вышли два кандидата: Ломакин и Рогозин. Первый – выдвиженец от номенклатуры, второй – производственник, по предварительным результатам набравший большинство голосов. Но финальные выборы были еще впереди, и судьба кандидатов не была решена окончательно. Все зависело от того, за кого проголосует основная часть тарасовцев, хотя вероятнее всего было, что кресло мэра займет Рогозин.

Тетя Мила долго рассуждала, что справиться с городскими проблемами может только человек, под руководством которого успешно работала и развивалась такая крупная и технически сложная отрасль, как нефтянка. И что никто из кандидатов, кроме Рогозина, не достоин занять столь высокий пост. Но тетя Мила не знала, какие подводные камни предстоит обойти будущему мэру, прежде чем последнее голосование расставит все точки над «i».

А потом тетя Мила, как обычно, завела разговор о моем замужестве. Как же мне надоели эти разглагольствования о том, что пора сменить образ жизни, научиться готовить и срочно найти того, кто сможет по достоинству оценить мои кулинарные способности. К концу я уже машинально отвечала «нет» на каждый ее вопрос.

Наконец тетя Мила устала и пошла спать, а я полезла в Интернет, чтобы узнать мнение виртуальных друзей о возможных результатах выборов, и надолго зависла ВКонтакте. Было уже за полночь, когда мое занятие прервал бешеный стук в дверь, сопровождаемый истошным женским криком:

– Женя, откройте! Помогите мне скорее! Женя!

Моя реакция была моментальной: я выхватила пистолет из-под подушки, куда обычно кладу его на ночь, и в два прыжка оказалась у входной двери.

– Кто там? – спросила я, заглядывая в глазок.

– Помогите! Они сейчас ворвутся!

И тут я услышала гул – железную дверь подъезда пытались открыть ногами. В глазок было видно, что перед моей дверью стоит молодая женщина с испуганным лицом. Я отперла замок, распахнула дверь и тотчас была сметена в сторону ворвавшейся в квартиру незнакомкой. Она испуганно посмотрела на меня, захлопнула дверь, заперла ее изнутри и только после этого облегченно вздохнула.

– Меня зовут Анна Горенок, я жена тележурналиста Андрея Горенка, а ваш адрес мне дал Стас Климов, – ответила она на мой незаданный вопрос. – Ничего, что я бросила машину прямо у подъезда?

На меня смотрела среднего роста, зеленоглазая, слегка растрепанная особа с рыже-русым каре, одетая в легкую кожаную курточку и новые джинсы.

Так вот как выглядит лучшая половина известного на весь Тарасов ведущего программы «Очевидец», которую по пятницам передает канал «Вторая Садовая». Значит, пока он рассказывает нам с экрана умопомрачительные истории, эта дива лепит на кухне пельмени и вареники, чтобы попотчевать ненаглядного. Теперь еще виднее, что не стоит мне заводить с тетей Милой на ночь разговоры о будущем замужестве.

Я заверила Анну, что с ее машиной ничего не случится, предложила ей гостевые тапки и пригласила на кухню выпить чашечку кофе, приложив при этом палец к губам: тетя Мила давно спала, и мне не хотелось ее будить. Анна изо всех сил старалась успокоиться, но у нее это плохо получалось: сказывался сильный стресс.

Я усадила нежданную гостью за стол, поставила на плиту чайник и достала из холодильника несколько эклеров. Решив, что для позднего ужина этого достаточно, я пристроилась напротив гостьи и стала слушать ее историю дальше.

– Все началось после того, как мой муж поехал на съемки в Донецкую республику.

– В Донецкую республику? Но ведь ее пока не признали государством. – В последнем я слегка сомневалась, потому что новости из этого региона меня мало интересовали.

– Это не важно. Важно то, что он почему-то задерживается, хотя обещал вернуться через пару дней. – Анна посмотрела на меня тоскливым взглядом. – Где он может быть?

На этот вопрос у меня не было ответа, и я пожала плечами. Не говорить же испуганной гостье, что там идут бои и ее муж мог запросто попасть в плен.

– Вот и я не знаю, что с ним. Остается только ждать письма. – Она тяжело вздохнула и продолжала: – Я заметила, что за мной следят.

– Кто?

– Не знаю, – в голосе Анны послышалась дрожь. – Они ездят на вишневой «Ладе» и сегодня попытались меня задержать.

– Зачем?

Анна пожала плечами.

– По-моему, им не понравилось, что я еду к вам, к тебе. Можно мы перейдем на «ты», а то я как-то неловко себя чувствую?

Я была не против перейти на «ты». Она с усилием улыбнулась и стала рассказывать о проделках своих преследователей.

– Их двое. Один высокий, темноволосый, а другой русый, плотный, стриженный под машинку. Брюнет носит кожаную куртку, а этот, колобок, одет в яркий китайский пуховик.

– Ты хочешь сказать, что за тобой все время следят одни и те же люди? – Я выключила вскипевший чайник и стала разливать кипяток в чашки.

– Да! И они с каждым днем становятся все наглее! – Анна отхлебнула кофе. Он оказался очень горячим, и она попросила разбавить его молоком. Я достала из холодильника пакет молока и долила в ее чашку.

– Но они только следят за тобой? Других действий ты не замечала?

– До сегодняшнего дня нет. – Голос Анны снова задрожал. – Сегодня они как с цепи сорвались. Я пыталась уйти от них дворами, но они, похоже, знают в Тарасове все ходы и выходы. И потом, я не так часто езжу на машине. Только когда Андрей в командировке. А когда он дома, то на работу и с работы мы ездим вместе.

– То есть за рулем почти всегда он, – предположила я.

– Да, – созналась она, – я не очень хорошо вожу машину. Вот и сегодня не смогла скрыться от них, когда ехала к тебе.

– Ты хочешь сказать, что ехала ко мне, потому что решила нанять телохранителя? – спросила я в лоб. А то мы увлеклись рассказом, а о том, что я должна делать с ее проблемами, пока ни слова.

– Да, я хочу тебя нанять.

Я назвала сумму, которую обычно беру. Анна ахнула, но все же согласилась. Только спросила, можно ли нанять меня не на круглые сутки, а на часть дня.

– Как это на часть? – не поняла я.

– Ты будешь провожать меня на работу и встречать, а остальное время можешь быть свободна. – Вместо того чтобы торговаться, Анна решила облегчить мою задачу.

– Хорошо, – согласилась я, – но только до той поры, пока я не сочту нужным охранять тебя столько, сколько это необходимо. Идет?

Анна согласилась, мы оговорили сумму, и она тут же перевела мне на карточку аванс.

– Значит, так, – подвела я итог. – Сегодня мы никуда не поедем: слишком поздно. Ты остаешься ночевать у меня, завтра я отвожу тебя на работу, а твою машину ставлю в гараж. Кстати, где он у тебя?

– В загородном доме, в Поливановке, – она назвала адрес. – Мы там сейчас не живем, там еще не все доделано. Муж говорит, что переедем туда осенью, когда он закончит с отоплением. Туда еще нужно купить шторы, палас в гостиную, напольную вазу, – Анна начала перечислять, чего еще нет в их загородном доме, но я прервала этот разговор. Мы можем сидеть так за чашечкой кофе еще полночи, а мне завтра… нет, уже сегодня, вставать в шесть часов.

– Пойдем, я тебе дам постельное белье, а то у меня в шесть часов пробежка. – Я допила кофе и поставила свою чашку в мойку. Анна, глядя на меня, сделала то же самое и пошла за мной в мою комнату.

Я вытащила из недр стенки надувной матрас, приладила к нему насос, и через несколько минут синтетическая пленка превратилась в пухлый лежак, на который я постелила чистую простыню. Из тумбы для белья достала подушку и одеяло. Потом вынула оттуда же свежие наволочку и пододеяльник и протянула Анне. Та с благодарностью приняла постельные принадлежности, облачила в них одеяло и подушку и села на готовую постель, пробуя ее на мягкость.

– Нравится? – спросила я и, получив утвердительный ответ, выключила в комнате свет. – Спокойной ночи!

– Спокойной ночи желают старикам и импотентам. Молодым людям нужно желать доброй ночи, – пробормотала Анна, накрываясь одеялом и переворачиваясь на правый бок.

– Чего? – не поняла я, но Анна не ответила. После перенесенного стресса она либо очень быстро заснула, либо не хотела продолжать утомительный для нее разговор.

А я, несмотря на поздний час, никак не могла заснуть и прокручивала в уме разные варианты развития событий. Для начала нужно будет узнать у Стаса, как он познакомился с четой Горенок. Если бы он давно был знаком с Андреем, то обязательно притащил бы его к нам или, по крайней мере, попытался бы притащить.

Потом нужно будет познакомиться с преследователями Анны. И желательно очень близко. Настолько близко, чтобы я сумела снять их лица маленькой шпионской кинокамерой размером с небольшую пуговицу, которую я думала прикрепить к своей куртке. Дальше все как обычно: визит к Бодрову на предмет установки личностей бандитов. Нет, я не перебарщиваю! Гоняться за честным человеком, не давая ему шагу ступить, может только бандит. Так что будем честными хотя бы сами с собой и назовем вещи своими именами.

* * *

Утро началось как обычно, в шесть часов будильник сыграл мне «Мираж» ван Бурена, и я, надев спортивный костюм, отправилась на утреннюю пробежку. Неподалеку от дома я заметила вишневую «Ладу». Парни спали в машине. Я пробежала мимо них и направилась в ближайший скверик, где еще оставалось немного снега.

После первого круга по мокрым дорожкам сонное настроение улетучилось, и я почувствовала прилив бодрости. Это радовало. Немного тревожило, что бандиты, гонявшиеся за Анной, знают, где я живу. Но, с другой стороны, я лично им не нужна, поэтому вряд ли они станут тратить время на преследование телохранителя.

Пробежав положенные километры, я отправилась на детскую площадку, чтобы выполнить серию упражнений. Сегодня я занималась особенно тщательно: по всем меркам я недоспала, а сегодняшний день обещал быть насыщенным событиями. Так что хочешь не хочешь, а форму нужно было поддержать.

После занятий я вернулась домой, приняла душ и стала будить свою подопечную. Тетя Мила уже проснулась и с любопытством заглядывала ко мне в комнату.

– Доброе утро, тетя Мила!

– Доброе, Женечка! Кто это у нас в гостях? – тетушка уже приготовила завтрак и вытирала руки полотенцем. Из кухни доносился аромат свежего кофе и немудреной выпечки. «Похоже, творожники», – подумала я, а вслух сказала:

– Сегодня нам нужен завтрак на троих. Это Анна Горенок, моя новая подопечная.

Тетя Мила всплеснула руками и ринулась на кухню. Наверное, приготовила завтрак в расчете на нас двоих и теперь хотела спешно наверстать упущенное.

– Анна, тебе к которому часу на работу? – я слегка встряхнула ее за плечо.

Анна повернулась с недовольным выражением лица. Она не выспалась и после вчерашних приключений была не в духе.

– У меня рабочий день начинается в десять, – сообщила она и плотнее завернулась в одеяло.

Я посмотрела на часы: была только половина восьмого, и моей подопечной можно было поспать еще часика полтора. В этот момент я ей позавидовала, но сразу же справилась с соблазном тоже прикорнуть на часок. Нельзя расслабляться, иначе все мои утренние усилия пойдут прахом. Чтобы вид спящей Анны не действовал на меня усыпляюще, я вышла на кухню, где тетя Мила готовила еще одну порцию творожников.

– Можешь не торопиться, – сказала я ей. – Анна еще спит.

Тетушка немного расслабилась и спросила:

– К которому часу приготовить ей завтрак?

– Пока не знаю, но ей на работу к десяти.

– Везет же людям! – заметила тетя Мила, переворачивая на сковородке дополнительную порцию творожников. – А нам с тобой не мешает перекусить сейчас. Десяти мы вряд ли дождемся, да это и не нужно. У тебя режим, и нужно строго его соблюдать.

– Угу, – буркнула я, вспоминая ночные приключения. Недосып давал о себе знать, несмотря на интенсивные занятия. Неужели я весь день буду хотеть уткнуться в теплую подушку и задремать на пару часов? Я села за стол и, чтобы отвлечься, стала думать о бандитах. Они наверняка уже проснулись и теперь следят за подъездом. Кстати, а где Анна оставила машину? И какой она марки? Я вчера не догадалась у нее спросить. У подъезда я заметила только одну незнакомую машину – «Форд Чероки», но не может же такая дама, как она, ездить на внедорожнике! Может, она оставила машину на платной стоянке? Но как тогда она сумела уйти от преследователей? Нужно обязательно спросить ее об этом, когда проснется.

Тем временем тетя Мила поставила на стол блюдо с творожниками и две маленькие тарелочки. Потом сняла с плиты джезву и налила мне целую кружку крепчайшего кофе. Вот это было очень кстати! Я взяла кружку и принялась медленно поглощать ароматный напиток.

– Поешь сначала, – тетушка не удержалась от замечания. – Ты во сколько вчера легла?

– Поздно, – призналась я и рассказала ей о своих ночных похождениях.

– Ты теперь Анну будешь держать у нас дома? – тетя Мила не на шутку встревожилась. Не знаю, что она подумала, но весть о бандитах, ночующих у нашего подъезда, ее не обрадовала.

– Нет. Она будет жить у себя, а мне, возможно, придется перебраться к ней.

Это известие немного успокоило тетю Милу, и она принялась за творожники. Я тоже съела один, но больше налегала на кофе. Когда мы заканчивали завтрак, проснулась Анна и пошла в ванную умываться. Тетя Мила вскочила с табурета, намереваясь снабдить мою подопечную чистым полотенцем, но та уже закрылась на задвижку, и тетушка, повесив полотенце на руку, вернулась за стол.

– Ты говорила, что ей к десяти?

– В гостях всегда плохо спится, – заметила я.

– Тебе лучше знать, – тетя Мила подошла к двери ванной и тихо позвала: – Анна, я принесла вам чистое полотенце.

Дверь открылась, и из ванной высунулась рука. Рука взяла полотенце, и дверь опять закрылась на задвижку. Довольная собой, тетя Мила вернулась на кухню и уселась за стол, на котором сиротливо лежал недоеденный мной творожник.

– Тетя Мила, можно еще кофе?

Тетушка пытливо посмотрела мне в глаза.

– Я чувствую, что после визита Анны ты еще бродила по Интернету. Правда, Женя?

– Нет, я сразу легла спать.

– А вот не верю, – сказала тетя Мила с нажимом, но ополоснула джезву и налила в нее чистой воды. – Сейчас будет тебе кофе, – пообещала она, ставя джезву на огонь. – Иди, спроси Анну, какой кофе она любит.

– А у нас есть что-то еще, кроме мокко?

– Для гостей у меня все есть, – ответила тетушка, хитро прищурив глаза. – Я и тебе налью, не волнуйся.

Тем временем Анна вышла из ванной и отправилась было в мою комнату, но я позвала ее завтракать, и она появилась на кухне, завернутая в простыню. Я взяла ее под руку и исправила свою оплошность: дала гостье банный халат, после чего отвела обратно на кухню и усадила за стол.

– Анна, вы творожники любите? – спросила тетя Мила.

Анна сказала, что любит и творожники, и вообще все, что можно приготовить из молочных продуктов. Пока моя подопечная и тетушка разбирались с завтраком, я ушла к себе, села за компьютер и внимательно просмотрела список последних программ, подготовленных Андреем Горенком. Ведущий «Очевидца» затрагивал самые горячие темы, не щадя никого: ни руководителей крупных фирм, ни номенклатурных работников. Это могло означать только одно: у Андрея было множество врагов, и устроить охоту за его женой мог кто угодно. Мне же предстояло выяснить, кто именно решил отомстить журналисту за публичный выпад.

Я записала адреса нескольких организаций, о руководителях которых планировала расспросить знакомых. Это нужно было сделать в ближайшее время, хотя изучать их деятельность более подробно не просто так. Попробую заняться этим чуть позднее, когда отвезу Анну на работу. Нужно выявить круг лиц, наиболее резко настроенных против ведущего «Очевидца», и только после этого начинать поиски. В противном случае я рискую закопаться, и расследование не удастся.

Тем временем Анна позавтракала и пришла ко мне в комнату, чтобы одеться.

– Какая заботливая у тебя тетушка, – заметила она. – Весь завтрак просидела со мной.

– Личной жизнью интересовалась? – спросила я невозмутимым тоном.

– Да. А откуда ты знаешь? – Анна была удивлена моей осведомленностью.

– Она всех расспрашивает о личной жизни, потому что больше всего на свете хочет выдать меня замуж. – Это была жалоба на несправедливость, но моя подопечная восприняла это как руководство к действию.

– Женя, не расстраивайся, у нас на студии полно неженатых мужчин. Да еще какие! Цвет тарасовского телевидения!

О боже, только не это!

– Я познакомлю тебя со всеми, а ты сама выберешь, кто тебе подходит больше всего. Я вот выбрала Андрея за то, что он такой неординарный, и теперь ни капельки не жалею. Он оказался не только хорошим мужем, но и изумительным любовником. А какие цветы он дарит мне к каждому празднику!

– Анна, а кем ты работаешь на телевидении? Я сколько смотрю канал, но тебя в кадре никогда не видела, – я постаралась перевести разговор на другую тему, и мне, кажется, это удалось.

– Я редактор и монтажер, – скромно ответила моя подопечная. – Пишу тексты и собираю фильмы из отснятого материала. Об этом можно долго рассказывать, но, чтобы ты поняла, я возьму тебя с собой и все покажу. Тогда сама все поймешь.

– Идет! – согласилась я, радуясь, что разговоры о замужестве закончились. – Когда поедем на работу?

Анна посмотрела на часы.

– Уже можно. Я тогда раньше закончу. Понимаешь, у меня есть своя дневная норма, и когда я ее выполню, могу быть свободна.

– То есть забирать тебя из студии тоже можно чуть раньше? – Я пока не до конца поняла режим работы на телеканале.

– Я тебе позвоню, и ты за мной заедешь, – пообещала моя подопечная.

– Хорошо, – согласилась я. – Остается только решить, на какой машине мы будем передвигаться. Ты, как я поняла, водишь плохо, и за рулем всегда буду я.

Анна согласно кивнула.

– Какая у тебя машина?

– «Форд Чероки».

– Я видела ее сегодня утром. – Так это она приехала на внедорожнике? Рисковая дама, нечего сказать. – Тяжеловата для девушки, особенно для той, что плохо водит, – заметила я. – Давай будем передвигаться на моем «Фольке». Он не капризный, ест мало и мне привычнее. А твой «Форд» мы поставим в гараж. Идет?

Моя подопечная немного подумала, но согласилась.

– Если только ты будешь приезжать за мной всегда, когда нужно, – сказала она, вертя в руках ключи от машины. Я еще вчера заметила за ней привычку постоянно вертеть что-то в руках. Не очень хорошая привычка. Если честно, раздражает.

– Это обязательное условие, – заверила ее я. – А иначе как я смогу обеспечить твою безопасность?

Последний довод окончательно убедил Анну, что «Фольксваген» будет удобнее для передвижения, и она отдала мне ключи от «Форда».

– Поставь его в гараж в нашем загородном доме. Тогда я буду спокойна. А то, если с ним что-то случится, Андрею не на чем будет ездить на съемки.

Я записала адрес и взяла у Анны ключи. Потом мы обе оделись, вместе спустили воздух из матраса, что нас немного развеселило, убрали постели и приготовились к отъезду. Я надела на себя кобуру и прикрепила к куртке миниатюрную видеокамеру. Анна заметила это и спросила:

– Ты что, тоже журналистка?

– Да, что-то в этом роде, – ответила я, маскируя блестящий глазок. Помучившись минут пять, я бросила это занятие, решив, что у бандитов вряд ли возникнет подозрение, что их снимают. – Что, пошли?

– Пошли, – ответила Анна, беря в руки сумочку.

– Тетя Мила, мы ушли! – крикнула в сторону кухни, и мы с моей подопечной вышли из квартиры. – У тебя машина на сигнализации? – спросила я, когда мы спускались вниз. Этот вопрос вызвал у Анны плохо скрытое беспокойство.

– Нет. Я не успела поставить ее на сигнализацию, за мной гнались эти двое, – прошептала она, бледнея.

– Не волнуйся, у нас многие оставляют машины на ночь, не ставя на сигнализацию. Самое худшее – сольют бензин, – сказала я, желая успокоить Анну, но получилось наоборот.

– Если что-то случится с машиной, я себе этого никогда не прощу. Но мне нужно было удирать от этих… – она не договорила и принялась теребить ручки сумочки.

– Да не волнуйся ты так. Я утром бегала тренироваться в скверик и видела твой «Форд» целым и невредимым. – Мы уже выходили из подъезда, и в дверной проем было видно, что машина Анны стоит прямо напротив выхода. – Вот видишь, – сказала я, осматривая машину со всех сторон, все на месте. – Я открыла дверцу и заглянула внутрь. – Садись!

Анна с облегчением вздохнула, села на пассажирское сиденье и сложила руки на коленях, предварительно водрузив на них сумочку.

– Женя, а ты куришь? – спросила она.

– Курю, – ответила я, забираясь на место водителя.

– Давай покурим, пока эти не сообразили, что происходит, – предложила она, вынимая из сумочки пачку суперслим.

– Давай, только я свои, – я вынула из пачки сигарету, прикурила сама и дала прикурить Анне. Та, не найдя применения своей зажигалке, вертела ее в руках.

В это время мимо нас проехала вишневая «Лада».

– Решили посмотреть, пришла ли хозяйка, – сказала я. – Нужно уезжать.

– Не торопись, они без нас никуда не уедут, – горько улыбнулась Анна и стряхнула пепел в окно. – Узнать бы, чего они хотят, – мечтательно проговорила она и выбросила сигарету. – Ладно, поехали, – скомандовала она, и я нажала на газ.

* * *

Здание, где работали тележурналисты канала «Вторая Садовая», стояло особняком у пересечения улиц Второй Садовой и Шелковичной, неподалеку от Городского парка культуры и отдыха. Летом оно утопало в зелени, а сейчас о былой роскоши напоминали только голые остовы деревьев да похожие на метлы подстриженные кусты боярышника. Тем не менее наличие собственного скверика давало возможность удобно расположить в глубине двора стоянку для транспорта. Кроме того, от непрошеных посетителей можно было избавиться уже у ворот, служивших одновременно проходной.

К этим воротам мы и подъехали с Анной. Она посигналила охраннику, и ворота медленно, словно нехотя отворились. Я посмотрела на Анну, задавая немой вопрос, заезжать мне или нет. Моя подопечная махнула рукой вперед, мол, заезжай. Но у меня на этот счет были свои соображения.

– Анна, я ведь сейчас поеду в Поливановку, чтобы поставить в гараж «Форд». Ездить на нем я не буду, да и тебе не советую, учитывая твои водительские навыки. Зачем мне заезжать на территорию, с которой меня могут просто не выпустить?

– Да, действительно. Прости, я об этом не подумала. Что ж, тогда я пошла в офис, а ты езжай в гараж. Вечером созвонимся, ты приедешь, и тогда я покажу тебе, чем занимаюсь, – она вылезла из машины и пошла к центральному входу, на прощание махнув мне рукой.

Я сдала назад и вырулила на Шелковичную. Отсюда напрямую можно было попасть в Ленинский район, а потом и в Поливановку. Отъезжая от телецентра, я заметила в зеркале заднего вида вездесущую вишневую «Ладу», неотступно следовавшую за «Фордом», куда бы он ни ехал. Вот и сейчас «Лада» пристроилась мне в хвост, намереваясь продолжить путь вместе со мной. Черт с ней! Пусть едет куда хочет. Анна в здании канала, а значит, в безопасности, а я с этой сладкой парочкой слажу, не впервой.

Пока я ехала в Ленинский район, я периодически посматривала на них, но потом перестала обращать внимание на преследователей и сосредоточилась на дороге. Уже в самой Поливановке пришлось несколько раз останавливаться, чтобы спросить у местных, правильно ли я еду. И только после того, как один старик показал мне дом, я сориентировалась.

Дом стоял торцом к дороге, в стене были видны ворота гаража, устроенного на западный манер – прямо в цоколе. Я остановила машину, нашла нужный ключ на связке, которую оставила мне Анна, и вышла, чтобы открыть ворота.

Управившись с машиной, я снова заперла все замки и обернулась, ища глазами какой-нибудь автомобиль, чтобы добраться до дома. И тут снова увидела их. Они стояли метрах в тридцати от дома и чего-то ждали. Я вспомнила о камере, незаметным движением включила ее и пошла прямо к нашим преследователям.

– Ребята, не подбросите до центра? – спросила я их, стараясь встать так, чтобы их лица попали в кадр.

– Мы что, похожи на таксистов? – с наглым видом спросил чернявый верзила, сидевший на пассажирском месте.

– Я подумала, что вам тоже нужно в город, вот и подошла. А вы не знаете, кто бы мог меня отвезти? – с невинным видом продолжала я. – Я бы хорошо заплатила.

Верзила заржал, а колобок, стриженный под ежика, высунулся в окно и послал меня так далеко, как только мог. Но я уже получила нужные кадры и могла спокойно идти, куда вздумается.

– Спасибо, – сказала я рыцарям и, помахав на прощание рукой, выключила камеру. Теперь предстояло найти такси, чтобы дома в спокойной обстановке просмотреть то, что я отсняла. Наверняка я увижу намного больше, чем удалось рассмотреть невооруженным глазом.

Я выбралась на большую дорогу и подняла руку перед первой же машиной. На мое счастье, это было такси, возвращавшееся из Поливановки. Шофер был просто счастлив, что на обратном пути у него есть пассажир, и всю дорогу рассказывал, как неудобно ездить с клиентами в отдаленные районы Тарасова. Я соглашалась со всеми его доводами, и, подъезжая к центру, мы были уже на «ты».

– Ты кем работаешь? – спросил он, объезжая очередную пробку.

– Я телохранитель, – сказала я будничным тоном.

– Телохранитель? – переспросил он, оглядывая меня с головы до ног. – Не может быть!

– Не может, но так и есть.

– И кого же ты охраняешь? – таксист не поверил мне и пытался задать вопрос, который поставил бы меня в тупик, если я лгу.

– Анну Горенок, жену известного тележурналиста.

– Анну Горенок? – переспросил таксист. – А где она?

– В данный момент на «Второй Садовой», а что? – Мне не хотелось рассказывать первому встречному о чужих проблемах. – Есть вещи, о которых я не имею права рассказывать.

– Если только так, – водитель помолчал, потом добавил: – В принципе мне это и неинтересно. А пистолет у тебя есть?

Я молча откинула полу куртки и показала кобуру.

– Ничего себе! И он стреляет?

– Нет, я держу там соленый огурец, – пошутила я с серьезным видом.

Таксист больше ни о чем не спрашивал, только иногда косился на то место, где у меня была пристегнута кобура. Когда мы подъехали к моему дому, он остановил машину неподалеку от подъезда. Я расплатилась, и он протянул свою визитку.

– Женя, если тебе куда будет нужно, только звякни, и я тут же приеду, – похоже, водила поверил, что я действительно телохранитель, и проникся уважением.

– Договорились, – я махнула ему рукой и спрятала визитную карточку в пистончик джинсов.

Дома я подключила камеру к компьютеру и просмотрела отснятые кадры. Лица преследователей Анны получились довольно четко, только из-за плохого освещения в салоне машины нельзя было понять, где блондин, а где брюнет. Хотя «блондин» – слишком громко сказано. «Колобок» в полутьме салона казался серым как мышь.

– Женечка, ты уже освободилась? – тетя Мила зашла в мою комнату с газетой.

– Да, до вечера я свободна, а что? Ты что-то мне принесла?

– Нет-нет, – спохватилась тетушка. – Просто звонил Стасик и обещал заехать, – тетя Мила вся светилась от предвкушения встречи с нашим рекламщиком.

С недавних пор он повадился ходить к нам обедать, а заодно развлекать тетю Милу. Я смотрела на это сквозь пальцы: рекламщик иногда был мне нужен. Точнее, мне иногда были нужны его связи. А тетя Мила души в нем не чаяла и норовила угостить чем-нибудь вкусненьким. И все из-за его манеры вежливо интересоваться ее здоровьем.

Стасу она рассказывала о визитах к врачам, о прописанных лекарствах и жаловалась на давление и боли в спине. Он все это выслушивал, вставлял замечания и поддакивал, когда тетя Мила ругала врачей. В общем, они нашли общий язык, и я в их отношения не вмешивалась. Но сегодня приход Стаса в наш дом был очень кстати: я хотела задать ему несколько вопросов о связях с телевизионщиками. Наверняка кутерьма вокруг выборов не обошла его стороной. А если так, он заказал на «Второй Садовой» уже не один рекламный ролик.

Короче говоря, Стас Климов, этот неугомонный оптимист, был нужен и мне. И если бы тетя Мила не сказала, что он приедет, я бы сама ему позвонила.

– Во сколько он обещал быть?

– Часам к двенадцати, а может, и раньше. – Тетушка вся светилась от предвкушения.

– Очень хорошо. А то мне сегодня нужно заехать к Павлу сменить резину.

– Не рано, Женя? В конце недели обещают снег, – тетя Мила как всегда перестраховывалась.

– Тетя Милочка, ты же знаешь наших синоптиков! Обещают солнце, а идет дождь, и наоборот. Так что будет снег или нет – неизвестно, а переобувать «Фольк» пора. Дороги уже сухие.

– Хорошо, делай, как знаешь. Здесь я тебе не советчик, – проворчала тетушка и ушла к себе в комнату. А я взяла телефон и набрала номер Павла. Никто, кроме него, не знает, когда лучше менять резину. И никто, кроме него, не мог добиться, чтобы мой «Фольк» бегал как спортивная машина и при этом не перегревался. Ко всему прочему, с ним можно было посоветоваться и даже посекретничать на такие узкие темы, как уход от преследования тарасовскими дворами.

– Алло! Павел? Это Женя. Ничего не случилось. Просто хочу заехать поменять резину. Подождать до конца недели? Ты так считаешь? Снега не будет, я тебе говорю. Ладно-ладно, я все поняла. Ты просто не хочешь меня видеть. Хочешь? Но не раньше понедельника? Все с тобой ясно. Хорошо, буду.

Я положила трубку и задумалась. Может, действительно тетушка права и не стоит торопить события? Резина, она и в Африке резина, поезжу пока на зимней. В конце концов, если я переобулась в легкие кроссовки, еще не значит, что машину тоже нужно переобуть.

С Павлом тоже все ясно. Поездка в гараж отменяется. Зато у меня теперь есть время поработать с отснятым видео и привести его в порядок перед тем, как показать Бодрову. Я села за компьютер и не заметила, как в нашей квартире появился Стас. Оторвалась от программы только тогда, когда услышала рядом с собой его дежурное: «Привет! Как дела?».

Я обернулась.

– Привет! Я так увлеклась, что не заметила, как ты пришел.

– Так увлеклась работой с видео? – Стас сунул свой длинный нос в монитор.

– Это не то, что ты думаешь.

– А что? Я вижу любительское видео, которое ты приводишь в порядок. Это кто? – Он ткнул пальцем в лицо «колобка».

– Пока не знаю, – честно ответила я.

– Как не знаешь? – удивился Стас. – А зачем ты его снимала?!

Я не стала посвящать нашего рекламщика в чужие тайны.

– Так, несколько кадров для городского отдела по борьбе с организованной преступностью.

iknigi.net

Книга Смерть в прямом эфире читать онлайн бесплатно, автор Марина Серова на Fictionbook

© Серова М. С., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Глава 1

Сегодня вечером я засиделась допоздна. Сначала мы с тетей Милой обсуждали последние новости из мира политики. Дело в том, что в Тарасове должен был смениться мэр, и грядущее событие никого не могло оставить равнодушным. Город большой, проблем много, и не каждый сможет их решить.

В последний тур вышли два кандидата: Ломакин и Рогозин. Первый – выдвиженец от номенклатуры, второй – производственник, по предварительным результатам набравший большинство голосов. Но финальные выборы были еще впереди, и судьба кандидатов не была решена окончательно. Все зависело от того, за кого проголосует основная часть тарасовцев, хотя вероятнее всего было, что кресло мэра займет Рогозин.

Тетя Мила долго рассуждала, что справиться с городскими проблемами может только человек, под руководством которого успешно работала и развивалась такая крупная и технически сложная отрасль, как нефтянка. И что никто из кандидатов, кроме Рогозина, не достоин занять столь высокий пост. Но тетя Мила не знала, какие подводные камни предстоит обойти будущему мэру, прежде чем последнее голосование расставит все точки над «i».

А потом тетя Мила, как обычно, завела разговор о моем замужестве. Как же мне надоели эти разглагольствования о том, что пора сменить образ жизни, научиться готовить и срочно найти того, кто сможет по достоинству оценить мои кулинарные способности. К концу я уже машинально отвечала «нет» на каждый ее вопрос.

Наконец тетя Мила устала и пошла спать, а я полезла в Интернет, чтобы узнать мнение виртуальных друзей о возможных результатах выборов, и надолго зависла ВКонтакте. Было уже за полночь, когда мое занятие прервал бешеный стук в дверь, сопровождаемый истошным женским криком:

– Женя, откройте! Помогите мне скорее! Женя!

Моя реакция была моментальной: я выхватила пистолет из-под подушки, куда обычно кладу его на ночь, и в два прыжка оказалась у входной двери.

– Кто там? – спросила я, заглядывая в глазок.

– Помогите! Они сейчас ворвутся!

И тут я услышала гул – железную дверь подъезда пытались открыть ногами. В глазок было видно, что перед моей дверью стоит молодая женщина с испуганным лицом. Я отперла замок, распахнула дверь и тотчас была сметена в сторону ворвавшейся в квартиру незнакомкой. Она испуганно посмотрела на меня, захлопнула дверь, заперла ее изнутри и только после этого облегченно вздохнула.

– Меня зовут Анна Горенок, я жена тележурналиста Андрея Горенка, а ваш адрес мне дал Стас Климов, – ответила она на мой незаданный вопрос. – Ничего, что я бросила машину прямо у подъезда?

На меня смотрела среднего роста, зеленоглазая, слегка растрепанная особа с рыже-русым каре, одетая в легкую кожаную курточку и новые джинсы.

Так вот как выглядит лучшая половина известного на весь Тарасов ведущего программы «Очевидец», которую по пятницам передает канал «Вторая Садовая». Значит, пока он рассказывает нам с экрана умопомрачительные истории, эта дива лепит на кухне пельмени и вареники, чтобы попотчевать ненаглядного. Теперь еще виднее, что не стоит мне заводить с тетей Милой на ночь разговоры о будущем замужестве.

Я заверила Анну, что с ее машиной ничего не случится, предложила ей гостевые тапки и пригласила на кухню выпить чашечку кофе, приложив при этом палец к губам: тетя Мила давно спала, и мне не хотелось ее будить. Анна изо всех сил старалась успокоиться, но у нее это плохо получалось: сказывался сильный стресс.

Я усадила нежданную гостью за стол, поставила на плиту чайник и достала из холодильника несколько эклеров. Решив, что для позднего ужина этого достаточно, я пристроилась напротив гостьи и стала слушать ее историю дальше.

– Все началось после того, как мой муж поехал на съемки в Донецкую республику.

– В Донецкую республику? Но ведь ее пока не признали государством. – В последнем я слегка сомневалась, потому что новости из этого региона меня мало интересовали.

– Это не важно. Важно то, что он почему-то задерживается, хотя обещал вернуться через пару дней. – Анна посмотрела на меня тоскливым взглядом. – Где он может быть?

На этот вопрос у меня не было ответа, и я пожала плечами. Не говорить же испуганной гостье, что там идут бои и ее муж мог запросто попасть в плен.

– Вот и я не знаю, что с ним. Остается только ждать письма. – Она тяжело вздохнула и продолжала: – Я заметила, что за мной следят.

– Кто?

– Не знаю, – в голосе Анны послышалась дрожь. – Они ездят на вишневой «Ладе» и сегодня попытались меня задержать.

– Зачем?

Анна пожала плечами.

– По-моему, им не понравилось, что я еду к вам, к тебе. Можно мы перейдем на «ты», а то я как-то неловко себя чувствую?

Я была не против перейти на «ты». Она с усилием улыбнулась и стала рассказывать о проделках своих преследователей.

– Их двое. Один высокий, темноволосый, а другой русый, плотный, стриженный под машинку. Брюнет носит кожаную куртку, а этот, колобок, одет в яркий китайский пуховик.

– Ты хочешь сказать, что за тобой все время следят одни и те же люди? – Я выключила вскипевший чайник и стала разливать кипяток в чашки.

– Да! И они с каждым днем становятся все наглее! – Анна отхлебнула кофе. Он оказался очень горячим, и она попросила разбавить его молоком. Я достала из холодильника пакет молока и долила в ее чашку.

– Но они только следят за тобой? Других действий ты не замечала?

– До сегодняшнего дня нет. – Голос Анны снова задрожал. – Сегодня они как с цепи сорвались. Я пыталась уйти от них дворами, но они, похоже, знают в Тарасове все ходы и выходы. И потом, я не так часто езжу на машине. Только когда Андрей в командировке. А когда он дома, то на работу и с работы мы ездим вместе.

– То есть за рулем почти всегда он, – предположила я.

– Да, – созналась она, – я не очень хорошо вожу машину. Вот и сегодня не смогла скрыться от них, когда ехала к тебе.

– Ты хочешь сказать, что ехала ко мне, потому что решила нанять телохранителя? – спросила я в лоб. А то мы увлеклись рассказом, а о том, что я должна делать с ее проблемами, пока ни слова.

– Да, я хочу тебя нанять.

Я назвала сумму, которую обычно беру. Анна ахнула, но все же согласилась. Только спросила, можно ли нанять меня не на круглые сутки, а на часть дня.

– Как это на часть? – не поняла я.

– Ты будешь провожать меня на работу и встречать, а остальное время можешь быть свободна. – Вместо того чтобы торговаться, Анна решила облегчить мою задачу.

– Хорошо, – согласилась я, – но только до той поры, пока я не сочту нужным охранять тебя столько, сколько это необходимо. Идет?

Анна согласилась, мы оговорили сумму, и она тут же перевела мне на карточку аванс.

– Значит, так, – подвела я итог. – Сегодня мы никуда не поедем: слишком поздно. Ты остаешься ночевать у меня, завтра я отвожу тебя на работу, а твою машину ставлю в гараж. Кстати, где он у тебя?

– В загородном доме, в Поливановке, – она назвала адрес. – Мы там сейчас не живем, там еще не все доделано. Муж говорит, что переедем туда осенью, когда он закончит с отоплением. Туда еще нужно купить шторы, палас в гостиную, напольную вазу, – Анна начала перечислять, чего еще нет в их загородном доме, но я прервала этот разговор. Мы можем сидеть так за чашечкой кофе еще полночи, а мне завтра… нет, уже сегодня, вставать в шесть часов.

– Пойдем, я тебе дам постельное белье, а то у меня в шесть часов пробежка. – Я допила кофе и поставила свою чашку в мойку. Анна, глядя на меня, сделала то же самое и пошла за мной в мою комнату.

Я вытащила из недр стенки надувной матрас, приладила к нему насос, и через несколько минут синтетическая пленка превратилась в пухлый лежак, на который я постелила чистую простыню. Из тумбы для белья достала подушку и одеяло. Потом вынула оттуда же свежие наволочку и пододеяльник и протянула Анне. Та с благодарностью приняла постельные принадлежности, облачила в них одеяло и подушку и села на готовую постель, пробуя ее на мягкость.

– Нравится? – спросила я и, получив утвердительный ответ, выключила в комнате свет. – Спокойной ночи!

– Спокойной ночи желают старикам и импотентам. Молодым людям нужно желать доброй ночи, – пробормотала Анна, накрываясь одеялом и переворачиваясь на правый бок.

– Чего? – не поняла я, но Анна не ответила. После перенесенного стресса она либо очень быстро заснула, либо не хотела продолжать утомительный для нее разговор.

А я, несмотря на поздний час, никак не могла заснуть и прокручивала в уме разные варианты развития событий. Для начала нужно будет узнать у Стаса, как он познакомился с четой Горенок. Если бы он давно был знаком с Андреем, то обязательно притащил бы его к нам или, по крайней мере, попытался бы притащить.

Потом нужно будет познакомиться с преследователями Анны. И желательно очень близко. Настолько близко, чтобы я сумела снять их лица маленькой шпионской кинокамерой размером с небольшую пуговицу, которую я думала прикрепить к своей куртке. Дальше все как обычно: визит к Бодрову на предмет установки личностей бандитов. Нет, я не перебарщиваю! Гоняться за честным человеком, не давая ему шагу ступить, может только бандит. Так что будем честными хотя бы сами с собой и назовем вещи своими именами.

* * *

Утро началось как обычно, в шесть часов будильник сыграл мне «Мираж» ван Бурена, и я, надев спортивный костюм, отправилась на утреннюю пробежку. Неподалеку от дома я заметила вишневую «Ладу». Парни спали в машине. Я пробежала мимо них и направилась в ближайший скверик, где еще оставалось немного снега.

После первого круга по мокрым дорожкам сонное настроение улетучилось, и я почувствовала прилив бодрости. Это радовало. Немного тревожило, что бандиты, гонявшиеся за Анной, знают, где я живу. Но, с другой стороны, я лично им не нужна, поэтому вряд ли они станут тратить время на преследование телохранителя.

Пробежав положенные километры, я отправилась на детскую площадку, чтобы выполнить серию упражнений. Сегодня я занималась особенно тщательно: по всем меркам я недоспала, а сегодняшний день обещал быть насыщенным событиями. Так что хочешь не хочешь, а форму нужно было поддержать.

После занятий я вернулась домой, приняла душ и стала будить свою подопечную. Тетя Мила уже проснулась и с любопытством заглядывала ко мне в комнату.

– Доброе утро, тетя Мила!

– Доброе, Женечка! Кто это у нас в гостях? – тетушка уже приготовила завтрак и вытирала руки полотенцем. Из кухни доносился аромат свежего кофе и немудреной выпечки. «Похоже, творожники», – подумала я, а вслух сказала:

– Сегодня нам нужен завтрак на троих. Это Анна Горенок, моя новая подопечная.

Тетя Мила всплеснула руками и ринулась на кухню. Наверное, приготовила завтрак в расчете на нас двоих и теперь хотела спешно наверстать упущенное.

– Анна, тебе к которому часу на работу? – я слегка встряхнула ее за плечо.

Анна повернулась с недовольным выражением лица. Она не выспалась и после вчерашних приключений была не в духе.

– У меня рабочий день начинается в десять, – сообщила она и плотнее завернулась в одеяло.

Я посмотрела на часы: была только половина восьмого, и моей подопечной можно было поспать еще часика полтора. В этот момент я ей позавидовала, но сразу же справилась с соблазном тоже прикорнуть на часок. Нельзя расслабляться, иначе все мои утренние усилия пойдут прахом. Чтобы вид спящей Анны не действовал на меня усыпляюще, я вышла на кухню, где тетя Мила готовила еще одну порцию творожников.

– Можешь не торопиться, – сказала я ей. – Анна еще спит.

Тетушка немного расслабилась и спросила:

– К которому часу приготовить ей завтрак?

– Пока не знаю, но ей на работу к десяти.

– Везет же людям! – заметила тетя Мила, переворачивая на сковородке дополнительную порцию творожников. – А нам с тобой не мешает перекусить сейчас. Десяти мы вряд ли дождемся, да это и не нужно. У тебя режим, и нужно строго его соблюдать.

– Угу, – буркнула я, вспоминая ночные приключения. Недосып давал о себе знать, несмотря на интенсивные занятия. Неужели я весь день буду хотеть уткнуться в теплую подушку и задремать на пару часов? Я села за стол и, чтобы отвлечься, стала думать о бандитах. Они наверняка уже проснулись и теперь следят за подъездом. Кстати, а где Анна оставила машину? И какой она марки? Я вчера не догадалась у нее спросить. У подъезда я заметила только одну незнакомую машину – «Форд Чероки», но не может же такая дама, как она, ездить на внедорожнике! Может, она оставила машину на платной стоянке? Но как тогда она сумела уйти от преследователей? Нужно обязательно спросить ее об этом, когда проснется.

Тем временем тетя Мила поставила на стол блюдо с творожниками и две маленькие тарелочки. Потом сняла с плиты джезву и налила мне целую кружку крепчайшего кофе. Вот это было очень кстати! Я взяла кружку и принялась медленно поглощать ароматный напиток.

– Поешь сначала, – тетушка не удержалась от замечания. – Ты во сколько вчера легла?

– Поздно, – призналась я и рассказала ей о своих ночных похождениях.

– Ты теперь Анну будешь держать у нас дома? – тетя Мила не на шутку встревожилась. Не знаю, что она подумала, но весть о бандитах, ночующих у нашего подъезда, ее не обрадовала.

– Нет. Она будет жить у себя, а мне, возможно, придется перебраться к ней.

Это известие немного успокоило тетю Милу, и она принялась за творожники. Я тоже съела один, но больше налегала на кофе. Когда мы заканчивали завтрак, проснулась Анна и пошла в ванную умываться. Тетя Мила вскочила с табурета, намереваясь снабдить мою подопечную чистым полотенцем, но та уже закрылась на задвижку, и тетушка, повесив полотенце на руку, вернулась за стол.

– Ты говорила, что ей к десяти?

– В гостях всегда плохо спится, – заметила я.

– Тебе лучше знать, – тетя Мила подошла к двери ванной и тихо позвала: – Анна, я принесла вам чистое полотенце.

Дверь открылась, и из ванной высунулась рука. Рука взяла полотенце, и дверь опять закрылась на задвижку. Довольная собой, тетя Мила вернулась на кухню и уселась за стол, на котором сиротливо лежал недоеденный мной творожник.

– Тетя Мила, можно еще кофе?

Тетушка пытливо посмотрела мне в глаза.

– Я чувствую, что после визита Анны ты еще бродила по Интернету. Правда, Женя?

– Нет, я сразу легла спать.

– А вот не верю, – сказала тетя Мила с нажимом, но ополоснула джезву и налила в нее чистой воды. – Сейчас будет тебе кофе, – пообещала она, ставя джезву на огонь. – Иди, спроси Анну, какой кофе она любит.

– А у нас есть что-то еще, кроме мокко?

– Для гостей у меня все есть, – ответила тетушка, хитро прищурив глаза. – Я и тебе налью, не волнуйся.

Тем временем Анна вышла из ванной и отправилась было в мою комнату, но я позвала ее завтракать, и она появилась на кухне, завернутая в простыню. Я взяла ее под руку и исправила свою оплошность: дала гостье банный халат, после чего отвела обратно на кухню и усадила за стол.

– Анна, вы творожники любите? – спросила тетя Мила.

Анна сказала, что любит и творожники, и вообще все, что можно приготовить из молочных продуктов. Пока моя подопечная и тетушка разбирались с завтраком, я ушла к себе, села за компьютер и внимательно просмотрела список последних программ, подготовленных Андреем Горенком. Ведущий «Очевидца» затрагивал самые горячие темы, не щадя никого: ни руководителей крупных фирм, ни номенклатурных работников. Это могло означать только одно: у Андрея было множество врагов, и устроить охоту за его женой мог кто угодно. Мне же предстояло выяснить, кто именно решил отомстить журналисту за публичный выпад.

Я записала адреса нескольких организаций, о руководителях которых планировала расспросить знакомых. Это нужно было сделать в ближайшее время, хотя изучать их деятельность более подробно не просто так. Попробую заняться этим чуть позднее, когда отвезу Анну на работу. Нужно выявить круг лиц, наиболее резко настроенных против ведущего «Очевидца», и только после этого начинать поиски. В противном случае я рискую закопаться, и расследование не удастся.

Тем временем Анна позавтракала и пришла ко мне в комнату, чтобы одеться.

– Какая заботливая у тебя тетушка, – заметила она. – Весь завтрак просидела со мной.

– Личной жизнью интересовалась? – спросила я невозмутимым тоном.

– Да. А откуда ты знаешь? – Анна была удивлена моей осведомленностью.

– Она всех расспрашивает о личной жизни, потому что больше всего на свете хочет выдать меня замуж. – Это была жалоба на несправедливость, но моя подопечная восприняла это как руководство к действию.

– Женя, не расстраивайся, у нас на студии полно неженатых мужчин. Да еще какие! Цвет тарасовского телевидения!

О боже, только не это!

– Я познакомлю тебя со всеми, а ты сама выберешь, кто тебе подходит больше всего. Я вот выбрала Андрея за то, что он такой неординарный, и теперь ни капельки не жалею. Он оказался не только хорошим мужем, но и изумительным любовником. А какие цветы он дарит мне к каждому празднику!

– Анна, а кем ты работаешь на телевидении? Я сколько смотрю канал, но тебя в кадре никогда не видела, – я постаралась перевести разговор на другую тему, и мне, кажется, это удалось.

– Я редактор и монтажер, – скромно ответила моя подопечная. – Пишу тексты и собираю фильмы из отснятого материала. Об этом можно долго рассказывать, но, чтобы ты поняла, я возьму тебя с собой и все покажу. Тогда сама все поймешь.

– Идет! – согласилась я, радуясь, что разговоры о замужестве закончились. – Когда поедем на работу?

Анна посмотрела на часы.

– Уже можно. Я тогда раньше закончу. Понимаешь, у меня есть своя дневная норма, и когда я ее выполню, могу быть свободна.

– То есть забирать тебя из студии тоже можно чуть раньше? – Я пока не до конца поняла режим работы на телеканале.

– Я тебе позвоню, и ты за мной заедешь, – пообещала моя подопечная.

– Хорошо, – согласилась я. – Остается только решить, на какой машине мы будем передвигаться. Ты, как я поняла, водишь плохо, и за рулем всегда буду я.

Анна согласно кивнула.

– Какая у тебя машина?

– «Форд Чероки».

– Я видела ее сегодня утром. – Так это она приехала на внедорожнике? Рисковая дама, нечего сказать. – Тяжеловата для девушки, особенно для той, что плохо водит, – заметила я. – Давай будем передвигаться на моем «Фольке». Он не капризный, ест мало и мне привычнее. А твой «Форд» мы поставим в гараж. Идет?

Моя подопечная немного подумала, но согласилась.

– Если только ты будешь приезжать за мной всегда, когда нужно, – сказала она, вертя в руках ключи от машины. Я еще вчера заметила за ней привычку постоянно вертеть что-то в руках. Не очень хорошая привычка. Если честно, раздражает.

– Это обязательное условие, – заверила ее я. – А иначе как я смогу обеспечить твою безопасность?

Последний довод окончательно убедил Анну, что «Фольксваген» будет удобнее для передвижения, и она отдала мне ключи от «Форда».

– Поставь его в гараж в нашем загородном доме. Тогда я буду спокойна. А то, если с ним что-то случится, Андрею не на чем будет ездить на съемки.

Я записала адрес и взяла у Анны ключи. Потом мы обе оделись, вместе спустили воздух из матраса, что нас немного развеселило, убрали постели и приготовились к отъезду. Я надела на себя кобуру и прикрепила к куртке миниатюрную видеокамеру. Анна заметила это и спросила:

– Ты что, тоже журналистка?

– Да, что-то в этом роде, – ответила я, маскируя блестящий глазок. Помучившись минут пять, я бросила это занятие, решив, что у бандитов вряд ли возникнет подозрение, что их снимают. – Что, пошли?

– Пошли, – ответила Анна, беря в руки сумочку.

– Тетя Мила, мы ушли! – крикнула в сторону кухни, и мы с моей подопечной вышли из квартиры. – У тебя машина на сигнализации? – спросила я, когда мы спускались вниз. Этот вопрос вызвал у Анны плохо скрытое беспокойство.

– Нет. Я не успела поставить ее на сигнализацию, за мной гнались эти двое, – прошептала она, бледнея.

– Не волнуйся, у нас многие оставляют машины на ночь, не ставя на сигнализацию. Самое худшее – сольют бензин, – сказала я, желая успокоить Анну, но получилось наоборот.

– Если что-то случится с машиной, я себе этого никогда не прощу. Но мне нужно было удирать от этих… – она не договорила и принялась теребить ручки сумочки.

– Да не волнуйся ты так. Я утром бегала тренироваться в скверик и видела твой «Форд» целым и невредимым. – Мы уже выходили из подъезда, и в дверной проем было видно, что машина Анны стоит прямо напротив выхода. – Вот видишь, – сказала я, осматривая машину со всех сторон, все на месте. – Я открыла дверцу и заглянула внутрь. – Садись!

Анна с облегчением вздохнула, села на пассажирское сиденье и сложила руки на коленях, предварительно водрузив на них сумочку.

– Женя, а ты куришь? – спросила она.

– Курю, – ответила я, забираясь на место водителя.

– Давай покурим, пока эти не сообразили, что происходит, – предложила она, вынимая из сумочки пачку суперслим.

– Давай, только я свои, – я вынула из пачки сигарету, прикурила сама и дала прикурить Анне. Та, не найдя применения своей зажигалке, вертела ее в руках.

В это время мимо нас проехала вишневая «Лада».

– Решили посмотреть, пришла ли хозяйка, – сказала я. – Нужно уезжать.

– Не торопись, они без нас никуда не уедут, – горько улыбнулась Анна и стряхнула пепел в окно. – Узнать бы, чего они хотят, – мечтательно проговорила она и выбросила сигарету. – Ладно, поехали, – скомандовала она, и я нажала на газ.

* * *

Здание, где работали тележурналисты канала «Вторая Садовая», стояло особняком у пересечения улиц Второй Садовой и Шелковичной, неподалеку от Городского парка культуры и отдыха. Летом оно утопало в зелени, а сейчас о былой роскоши напоминали только голые остовы деревьев да похожие на метлы подстриженные кусты боярышника. Тем не менее наличие собственного скверика давало возможность удобно расположить в глубине двора стоянку для транспорта. Кроме того, от непрошеных посетителей можно было избавиться уже у ворот, служивших одновременно проходной.

К этим воротам мы и подъехали с Анной. Она посигналила охраннику, и ворота медленно, словно нехотя отворились. Я посмотрела на Анну, задавая немой вопрос, заезжать мне или нет. Моя подопечная махнула рукой вперед, мол, заезжай. Но у меня на этот счет были свои соображения.

– Анна, я ведь сейчас поеду в Поливановку, чтобы поставить в гараж «Форд». Ездить на нем я не буду, да и тебе не советую, учитывая твои водительские навыки. Зачем мне заезжать на территорию, с которой меня могут просто не выпустить?

– Да, действительно. Прости, я об этом не подумала. Что ж, тогда я пошла в офис, а ты езжай в гараж. Вечером созвонимся, ты приедешь, и тогда я покажу тебе, чем занимаюсь, – она вылезла из машины и пошла к центральному входу, на прощание махнув мне рукой.

Я сдала назад и вырулила на Шелковичную. Отсюда напрямую можно было попасть в Ленинский район, а потом и в Поливановку. Отъезжая от телецентра, я заметила в зеркале заднего вида вездесущую вишневую «Ладу», неотступно следовавшую за «Фордом», куда бы он ни ехал. Вот и сейчас «Лада» пристроилась мне в хвост, намереваясь продолжить путь вместе со мной. Черт с ней! Пусть едет куда хочет. Анна в здании канала, а значит, в безопасности, а я с этой сладкой парочкой слажу, не впервой.

Пока я ехала в Ленинский район, я периодически посматривала на них, но потом перестала обращать внимание на преследователей и сосредоточилась на дороге. Уже в самой Поливановке пришлось несколько раз останавливаться, чтобы спросить у местных, правильно ли я еду. И только после того, как один старик показал мне дом, я сориентировалась.

Дом стоял торцом к дороге, в стене были видны ворота гаража, устроенного на западный манер – прямо в цоколе. Я остановила машину, нашла нужный ключ на связке, которую оставила мне Анна, и вышла, чтобы открыть ворота.

Управившись с машиной, я снова заперла все замки и обернулась, ища глазами какой-нибудь автомобиль, чтобы добраться до дома. И тут снова увидела их. Они стояли метрах в тридцати от дома и чего-то ждали. Я вспомнила о камере, незаметным движением включила ее и пошла прямо к нашим преследователям.

– Ребята, не подбросите до центра? – спросила я их, стараясь встать так, чтобы их лица попали в кадр.

– Мы что, похожи на таксистов? – с наглым видом спросил чернявый верзила, сидевший на пассажирском месте.

– Я подумала, что вам тоже нужно в город, вот и подошла. А вы не знаете, кто бы мог меня отвезти? – с невинным видом продолжала я. – Я бы хорошо заплатила.

Верзила заржал, а колобок, стриженный под ежика, высунулся в окно и послал меня так далеко, как только мог. Но я уже получила нужные кадры и могла спокойно идти, куда вздумается.

– Спасибо, – сказала я рыцарям и, помахав на прощание рукой, выключила камеру. Теперь предстояло найти такси, чтобы дома в спокойной обстановке просмотреть то, что я отсняла. Наверняка я увижу намного больше, чем удалось рассмотреть невооруженным глазом.

Я выбралась на большую дорогу и подняла руку перед первой же машиной. На мое счастье, это было такси, возвращавшееся из Поливановки. Шофер был просто счастлив, что на обратном пути у него есть пассажир, и всю дорогу рассказывал, как неудобно ездить с клиентами в отдаленные районы Тарасова. Я соглашалась со всеми его доводами, и, подъезжая к центру, мы были уже на «ты».

– Ты кем работаешь? – спросил он, объезжая очередную пробку.

– Я телохранитель, – сказала я будничным тоном.

– Телохранитель? – переспросил он, оглядывая меня с головы до ног. – Не может быть!

– Не может, но так и есть.

– И кого же ты охраняешь? – таксист не поверил мне и пытался задать вопрос, который поставил бы меня в тупик, если я лгу.

– Анну Горенок, жену известного тележурналиста.

– Анну Горенок? – переспросил таксист. – А где она?

– В данный момент на «Второй Садовой», а что? – Мне не хотелось рассказывать первому встречному о чужих проблемах. – Есть вещи, о которых я не имею права рассказывать.

– Если только так, – водитель помолчал, потом добавил: – В принципе мне это и неинтересно. А пистолет у тебя есть?

Я молча откинула полу куртки и показала кобуру.

– Ничего себе! И он стреляет?

– Нет, я держу там соленый огурец, – пошутила я с серьезным видом.

Таксист больше ни о чем не спрашивал, только иногда косился на то место, где у меня была пристегнута кобура. Когда мы подъехали к моему дому, он остановил машину неподалеку от подъезда. Я расплатилась, и он протянул свою визитку.

– Женя, если тебе куда будет нужно, только звякни, и я тут же приеду, – похоже, водила поверил, что я действительно телохранитель, и проникся уважением.

– Договорились, – я махнула ему рукой и спрятала визитную карточку в пистончик джинсов.

Дома я подключила камеру к компьютеру и просмотрела отснятые кадры. Лица преследователей Анны получились довольно четко, только из-за плохого освещения в салоне машины нельзя было понять, где блондин, а где брюнет. Хотя «блондин» – слишком громко сказано. «Колобок» в полутьме салона казался серым как мышь.

– Женечка, ты уже освободилась? – тетя Мила зашла в мою комнату с газетой.

– Да, до вечера я свободна, а что? Ты что-то мне принесла?

– Нет-нет, – спохватилась тетушка. – Просто звонил Стасик и обещал заехать, – тетя Мила вся светилась от предвкушения встречи с нашим рекламщиком.

С недавних пор он повадился ходить к нам обедать, а заодно развлекать тетю Милу. Я смотрела на это сквозь пальцы: рекламщик иногда был мне нужен. Точнее, мне иногда были нужны его связи. А тетя Мила души в нем не чаяла и норовила угостить чем-нибудь вкусненьким. И все из-за его манеры вежливо интересоваться ее здоровьем.

Стасу она рассказывала о визитах к врачам, о прописанных лекарствах и жаловалась на давление и боли в спине. Он все это выслушивал, вставлял замечания и поддакивал, когда тетя Мила ругала врачей. В общем, они нашли общий язык, и я в их отношения не вмешивалась. Но сегодня приход Стаса в наш дом был очень кстати: я хотела задать ему несколько вопросов о связях с телевизионщиками. Наверняка кутерьма вокруг выборов не обошла его стороной. А если так, он заказал на «Второй Садовой» уже не один рекламный ролик.

Короче говоря, Стас Климов, этот неугомонный оптимист, был нужен и мне. И если бы тетя Мила не сказала, что он приедет, я бы сама ему позвонила.

– Во сколько он обещал быть?

– Часам к двенадцати, а может, и раньше. – Тетушка вся светилась от предвкушения.

– Очень хорошо. А то мне сегодня нужно заехать к Павлу сменить резину.

– Не рано, Женя? В конце недели обещают снег, – тетя Мила как всегда перестраховывалась.

– Тетя Милочка, ты же знаешь наших синоптиков! Обещают солнце, а идет дождь, и наоборот. Так что будет снег или нет – неизвестно, а переобувать «Фольк» пора. Дороги уже сухие.

– Хорошо, делай, как знаешь. Здесь я тебе не советчик, – проворчала тетушка и ушла к себе в комнату. А я взяла телефон и набрала номер Павла. Никто, кроме него, не знает, когда лучше менять резину. И никто, кроме него, не мог добиться, чтобы мой «Фольк» бегал как спортивная машина и при этом не перегревался. Ко всему прочему, с ним можно было посоветоваться и даже посекретничать на такие узкие темы, как уход от преследования тарасовскими дворами.

– Алло! Павел? Это Женя. Ничего не случилось. Просто хочу заехать поменять резину. Подождать до конца недели? Ты так считаешь? Снега не будет, я тебе говорю. Ладно-ладно, я все поняла. Ты просто не хочешь меня видеть. Хочешь? Но не раньше понедельника? Все с тобой ясно. Хорошо, буду.

Я положила трубку и задумалась. Может, действительно тетушка права и не стоит торопить события? Резина, она и в Африке резина, поезжу пока на зимней. В конце концов, если я переобулась в легкие кроссовки, еще не значит, что машину тоже нужно переобуть.

С Павлом тоже все ясно. Поездка в гараж отменяется. Зато у меня теперь есть время поработать с отснятым видео и привести его в порядок перед тем, как показать Бодрову. Я села за компьютер и не заметила, как в нашей квартире появился Стас. Оторвалась от программы только тогда, когда услышала рядом с собой его дежурное: «Привет! Как дела?».

Я обернулась.

– Привет! Я так увлеклась, что не заметила, как ты пришел.

– Так увлеклась работой с видео? – Стас сунул свой длинный нос в монитор.

– Это не то, что ты думаешь.

– А что? Я вижу любительское видео, которое ты приводишь в порядок. Это кто? – Он ткнул пальцем в лицо «колобка».

– Пока не знаю, – честно ответила я.

– Как не знаешь? – удивился Стас. – А зачем ты его снимала?!

Я не стала посвящать нашего рекламщика в чужие тайны.

– Так, несколько кадров для городского отдела по борьбе с организованной преступностью.

fictionbook.ru

Смерть в прямом эфире читать онлайн бесплатно на Lifeinbooks.ru

Смерть в прямом эфире

Марина Сергеевна Серова

Телохранитель Евгения Охотникова

Телохранитель Евгения Охотникова ввязывается в большую политику. Теперь она круглые сутки сопровождает жену известного телеведущего, который успел насолить всем влиятельным людям в родном городе. В этом сценарии идеального криминального шоу у каждого имеется своя роль. Политики будут выяснять отношения и шантажировать семью журналистов, телевизионные звезды займутся интригами, а супердетектив Женя снова продемонстрирует, на что она способна. Разоблачить пару-тройку опасных преступников, сломать коррупционную цепочку и попутно влюбить в себя обаятельного неженатого француза? Легко!

Марина Серова

Смерть в прямом эфире

© Серова М. С., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Глава 1

Сегодня вечером я засиделась допоздна. Сначала мы с тетей Милой обсуждали последние новости из мира политики. Дело в том, что в Тарасове должен был смениться мэр, и грядущее событие никого не могло оставить равнодушным. Город большой, проблем много, и не каждый сможет их решить.

В последний тур вышли два кандидата: Ломакин и Рогозин. Первый – выдвиженец от номенклатуры, второй – производственник, по предварительным результатам набравший большинство голосов. Но финальные выборы были еще впереди, и судьба кандидатов не была решена окончательно. Все зависело от того, за кого проголосует основная часть тарасовцев, хотя вероятнее всего было, что кресло мэра займет Рогозин.

Тетя Мила долго рассуждала, что справиться с городскими проблемами может только человек, под руководством которого успешно работала и развивалась такая крупная и технически сложная отрасль, как нефтянка. И что никто из кандидатов, кроме Рогозина, не достоин занять столь высокий пост. Но тетя Мила не знала, какие подводные камни предстоит обойти будущему мэру, прежде чем последнее голосование расставит все точки над «i».

А потом тетя Мила, как обычно, завела разговор о моем замужестве. Как же мне надоели эти разглагольствования о том, что пора сменить образ жизни, научиться готовить и срочно найти того, кто сможет по достоинству оценить мои кулинарные способности. К концу я уже машинально отвечала «нет» на каждый ее вопрос.

Наконец тетя Мила устала и пошла спать, а я полезла в Интернет, чтобы узнать мнение виртуальных друзей о возможных результатах выборов, и надолго зависла ВКонтакте. Было уже за полночь, когда мое занятие прервал бешеный стук в дверь, сопровождаемый истошным женским криком:

– Женя, откройте! Помогите мне скорее! Женя!

Моя реакция была моментальной: я выхватила пистолет из-под подушки, куда обычно кладу его на ночь, и в два прыжка оказалась у входной двери.

– Кто там? – спросила я, заглядывая в глазок.

– Помогите! Они сейчас ворвутся!

И тут я услышала гул – железную дверь подъезда пытались открыть ногами. В глазок было видно, что перед моей дверью стоит молодая женщина с испуганным лицом. Я отперла замок, распахнула дверь и тотчас была сметена в сторону ворвавшейся в квартиру незнакомкой. Она испуганно посмотрела на меня, захлопнула дверь, заперла ее изнутри и только после этого облегченно вздохнула.

– Меня зовут Анна Горенок, я жена тележурналиста Андрея Горенка, а ваш адрес мне дал Стас Климов, – ответила она на мой незаданный вопрос. – Ничего, что я бросила машину прямо у подъезда?

На меня смотрела среднего роста, зеленоглазая, слегка растрепанная особа с рыже-русым каре, одетая в легкую кожаную курточку и новые джинсы.

Так вот как выглядит лучшая половина известного на весь Тарасов ведущего программы «Очевидец», которую по пятницам передает канал «Вторая Садовая». Значит, пока он рассказывает нам с экрана умопомрачительные истории, эта дива лепит на кухне пельмени и вареники, чтобы попотчевать ненаглядного. Теперь еще виднее, что не стоит мне заводить с тетей Милой на ночь разговоры о будущем замужестве.

Я заверила Анну, что с ее машиной ничего не случится, предложила ей гостевые тапки и пригласила на кухню выпить чашечку кофе, приложив при этом палец к губам: тетя Мила давно спала, и мне не хотелось ее будить. Анна изо всех сил старалась успокоиться, но у нее это плохо получалось: сказывался сильный стресс.

Я усадила нежданную гостью за стол, поставила на плиту чайник и достала из холодильника несколько эклеров. Решив, что для позднего ужина этого достаточно, я пристроилась напротив гостьи и стала слушать ее историю дальше.

– Все началось после того, как мой муж поехал на съемки в Донецкую республику.

– В Донецкую республику? Но ведь ее пока не признали государством. – В последнем я слегка сомневалась, потому что новости из этого региона меня мало интересовали.

– Это не важно. Важно то, что он почему-то задерживается, хотя обещал вернуться через пару дней. – Анна посмотрела на меня тоскливым взглядом. – Где он может быть?

На этот вопрос у меня не было ответа, и я пожала плечами. Не говорить же испуганной гостье, что там идут бои и ее муж мог запросто попасть в плен.

– Вот и я не знаю, что с ним. Остается только ждать письма. – Она тяжело вздохнула и продолжала: – Я заметила, что за мной следят.

– Кто?

– Не знаю, – в голосе Анны послышалась дрожь. – Они ездят на вишневой «Ладе» и сегодня попытались меня задержать.

– Зачем?

Анна пожала плечами.

– По-моему, им не понравилось, что я еду к вам, к тебе. Можно мы перейдем на «ты», а то я как-то неловко себя чувствую?

Я была не против перейти на «ты». Она с усилием улыбнулась и стала рассказывать о проделках своих преследователей.

– Их двое. Один высокий, темноволосый, а другой русый, плотный, стриженный под машинку. Брюнет носит кожаную куртку, а этот, колобок, одет в яркий китайский пуховик.

– Ты хочешь сказать, что за тобой все время следят одни и те же люди? – Я выключила вскипевший чайник и стала разливать кипяток в чашки.

– Да! И они с каждым днем становятся все наглее! – Анна отхлебнула кофе. Он оказался очень горячим, и она попросила разбавить его молоком. Я достала из холодильника пакет молока и долила в ее чашку.

– Но они только следят за тобой? Других действий ты не замечала?

– До сегодняшнего дня нет. – Голос Анны снова задрожал. – Сегодня они как с цепи сорвались. Я пыталась уйти от них дворами, но они, похоже, знают в Тарасове все ходы и выходы. И потом, я не так часто езжу на машине. Только когда Андрей в командировке. А когда он дома, то на работу и с работы мы ездим вместе.

– То есть за рулем почти всегда он, – предположила я.

– Да, – созналась она, – я не очень хорошо вожу машину. Вот и сегодня не смогла скрыться от них, когда ехала к тебе.

– Ты хочешь сказать, что ехала ко мне, потому что решила нанять телохранителя? – спросила я в лоб. А то мы увлеклись рассказом, а о том, что я должна делать с ее проблемами, пока ни слова.

– Да, я хочу тебя нанять.

Я назвала сумму, которую обычно беру. Анна ахнула, но все же согласилась. Только спросила, можно ли нанять меня не на круглые сутки, а на часть дня.

– Как это на часть? – не поняла я.

– Ты будешь провожать меня на работу и встречать, а остальное время можешь быть свободна. – Вместо того чтобы торговаться, Анна решила облегчить мою задачу.

– Хорошо, – согласилась

Страница 2 из 12

я, – но только до той поры, пока я не сочту нужным охранять тебя столько, сколько это необходимо. Идет?

Анна согласилась, мы оговорили сумму, и она тут же перевела мне на карточку аванс.

– Значит, так, – подвела я итог. – Сегодня мы никуда не поедем: слишком поздно. Ты остаешься ночевать у меня, завтра я отвожу тебя на работу, а твою машину ставлю в гараж. Кстати, где он у тебя?

– В загородном доме, в Поливановке, – она назвала адрес. – Мы там сейчас не живем, там еще не все доделано. Муж говорит, что переедем туда осенью, когда он закончит с отоплением. Туда еще нужно купить шторы, палас в гостиную, напольную вазу, – Анна начала перечислять, чего еще нет в их загородном доме, но я прервала этот разговор. Мы можем сидеть так за чашечкой кофе еще полночи, а мне завтра… нет, уже сегодня, вставать в шесть часов.

– Пойдем, я тебе дам постельное белье, а то у меня в шесть часов пробежка. – Я допила кофе и поставила свою чашку в мойку. Анна, глядя на меня, сделала то же самое и пошла за мной в мою комнату.

Я вытащила из недр стенки надувной матрас, приладила к нему насос, и через несколько минут синтетическая пленка превратилась в пухлый лежак, на который я постелила чистую простыню. Из тумбы для белья достала подушку и одеяло. Потом вынула оттуда же свежие наволочку и пододеяльник и протянула Анне. Та с благодарностью приняла постельные принадлежности, облачила в них одеяло и подушку и села на готовую постель, пробуя ее на мягкость.

– Нравится? – спросила я и, получив утвердительный ответ, выключила в комнате свет. – Спокойной ночи!

– Спокойной ночи желают старикам и импотентам. Молодым людям нужно желать доброй ночи, – пробормотала Анна, накрываясь одеялом и переворачиваясь на правый бок.

– Чего? – не поняла я, но Анна не ответила. После перенесенного стресса она либо очень быстро заснула, либо не хотела продолжать утомительный для нее разговор.

А я, несмотря на поздний час, никак не могла заснуть и прокручивала в уме разные варианты развития событий. Для начала нужно будет узнать у Стаса, как он познакомился с четой Горенок. Если бы он давно был знаком с Андреем, то обязательно притащил бы его к нам или, по крайней мере, попытался бы притащить.

Потом нужно будет познакомиться с преследователями Анны. И желательно очень близко. Настолько близко, чтобы я сумела снять их лица маленькой шпионской кинокамерой размером с небольшую пуговицу, которую я думала прикрепить к своей куртке. Дальше все как обычно: визит к Бодрову на предмет установки личностей бандитов. Нет, я не перебарщиваю! Гоняться за честным человеком, не давая ему шагу ступить, может только бандит. Так что будем честными хотя бы сами с собой и назовем вещи своими именами.

* * *

Утро началось как обычно, в шесть часов будильник сыграл мне «Мираж» ван Бурена, и я, надев спортивный костюм, отправилась на утреннюю пробежку. Неподалеку от дома я заметила вишневую «Ладу». Парни спали в машине. Я пробежала мимо них и направилась в ближайший скверик, где еще оставалось немного снега.

После первого круга по мокрым дорожкам сонное настроение улетучилось, и я почувствовала прилив бодрости. Это радовало. Немного тревожило, что бандиты, гонявшиеся за Анной, знают, где я живу. Но, с другой стороны, я лично им не нужна, поэтому вряд ли они станут тратить время на преследование телохранителя.

Пробежав положенные километры, я отправилась на детскую площадку, чтобы выполнить серию упражнений. Сегодня я занималась особенно тщательно: по всем меркам я недоспала, а сегодняшний день обещал быть насыщенным событиями. Так что хочешь не хочешь, а форму нужно было поддержать.

После занятий я вернулась домой, приняла душ и стала будить свою подопечную. Тетя Мила уже проснулась и с любопытством заглядывала ко мне в комнату.

– Доброе утро, тетя Мила!

– Доброе, Женечка! Кто это у нас в гостях? – тетушка уже приготовила завтрак и вытирала руки полотенцем. Из кухни доносился аромат свежего кофе и немудреной выпечки. «Похоже, творожники», – подумала я, а вслух сказала:

– Сегодня нам нужен завтрак на троих. Это Анна Горенок, моя новая подопечная.

Тетя Мила всплеснула руками и ринулась на кухню. Наверное, приготовила завтрак в расчете на нас двоих и теперь хотела спешно наверстать упущенное.

– Анна, тебе к которому часу на работу? – я слегка встряхнула ее за плечо.

Анна повернулась с недовольным выражением лица. Она не выспалась и после вчерашних приключений была не в духе.

– У меня рабочий день начинается в десять, – сообщила она и плотнее завернулась в одеяло.

Я посмотрела на часы: была только половина восьмого, и моей подопечной можно было поспать еще часика полтора. В этот момент я ей позавидовала, но сразу же справилась с соблазном тоже прикорнуть на часок. Нельзя расслабляться, иначе все мои утренние усилия пойдут прахом. Чтобы вид спящей Анны не действовал на меня усыпляюще, я вышла на кухню, где тетя Мила готовила еще одну порцию творожников.

– Можешь не торопиться, – сказала я ей. – Анна еще спит.

Тетушка немного расслабилась и спросила:

– К которому часу приготовить ей завтрак?

– Пока не знаю, но ей на работу к десяти.

– Везет же людям! – заметила тетя Мила, переворачивая на сковородке дополнительную порцию творожников. – А нам с тобой не мешает перекусить сейчас. Десяти мы вряд ли дождемся, да это и не нужно. У тебя режим, и нужно строго его соблюдать.

– Угу, – буркнула я, вспоминая ночные приключения. Недосып давал о себе знать, несмотря на интенсивные занятия. Неужели я весь день буду хотеть уткнуться в теплую подушку и задремать на пару часов? Я села за стол и, чтобы отвлечься, стала думать о бандитах. Они наверняка уже проснулись и теперь следят за подъездом. Кстати, а где Анна оставила машину? И какой она марки? Я вчера не догадалась у нее спросить. У подъезда я заметила только одну незнакомую машину – «Форд Чероки», но не может же такая дама, как она, ездить на внедорожнике! Может, она оставила машину на платной стоянке? Но как тогда она сумела уйти от преследователей? Нужно обязательно спросить ее об этом, когда проснется.

Тем временем тетя Мила поставила на стол блюдо с творожниками и две маленькие тарелочки. Потом сняла с плиты джезву и налила мне целую кружку крепчайшего кофе. Вот это было очень кстати! Я взяла кружку и принялась медленно поглощать ароматный напиток.

– Поешь сначала, – тетушка не удержалась от замечания. – Ты во сколько вчера легла?

– Поздно, – призналась я и рассказала ей о своих ночных похождениях.

– Ты теперь Анну будешь держать у нас дома? – тетя Мила не на шутку встревожилась. Не знаю, что она подумала, но весть о бандитах, ночующих у нашего подъезда, ее не обрадовала.

– Нет. Она будет жить у себя, а мне, возможно, придется перебраться к ней.

Это известие немного успокоило тетю Милу, и она принялась за творожники. Я тоже съела один, но больше налегала на кофе. Когда мы заканчивали завтрак, проснулась Анна и пошла в ванную умываться. Тетя Мила вскочила с табурета, намереваясь снабдить мою подопечную чистым полотенцем, но та уже закрылась на задвижку, и тетушка, повесив полотенце на руку, вернулась за стол.

– Ты говорила, что ей к десяти?

– В гостях всегда плохо спится, – заметила я.

– Тебе лучше

Страница 3 из 12

знать, – тетя Мила подошла к двери ванной и тихо позвала: – Анна, я принесла вам чистое полотенце.

Дверь открылась, и из ванной высунулась рука. Рука взяла полотенце, и дверь опять закрылась на задвижку. Довольная собой, тетя Мила вернулась на кухню и уселась за стол, на котором сиротливо лежал недоеденный мной творожник.

– Тетя Мила, можно еще кофе?

Тетушка пытливо посмотрела мне в глаза.

– Я чувствую, что после визита Анны ты еще бродила по Интернету. Правда, Женя?

– Нет, я сразу легла спать.

– А вот не верю, – сказала тетя Мила с нажимом, но ополоснула джезву и налила в нее чистой воды. – Сейчас будет тебе кофе, – пообещала она, ставя джезву на огонь. – Иди, спроси Анну, какой кофе она любит.

– А у нас есть что-то еще, кроме мокко?

– Для гостей у меня все есть, – ответила тетушка, хитро прищурив глаза. – Я и тебе налью, не волнуйся.

Тем временем Анна вышла из ванной и отправилась было в мою комнату, но я позвала ее завтракать, и она появилась на кухне, завернутая в простыню. Я взяла ее под руку и исправила свою оплошность: дала гостье банный халат, после чего отвела обратно на кухню и усадила за стол.

– Анна, вы творожники любите? – спросила тетя Мила.

Анна сказала, что любит и творожники, и вообще все, что можно приготовить из молочных продуктов. Пока моя подопечная и тетушка разбирались с завтраком, я ушла к себе, села за компьютер и внимательно просмотрела список последних программ, подготовленных Андреем Горенком. Ведущий «Очевидца» затрагивал самые горячие темы, не щадя никого: ни руководителей крупных фирм, ни номенклатурных работников. Это могло означать только одно: у Андрея было множество врагов, и устроить охоту за его женой мог кто угодно. Мне же предстояло выяснить, кто именно решил отомстить журналисту за публичный выпад.

Я записала адреса нескольких организаций, о руководителях которых планировала расспросить знакомых. Это нужно было сделать в ближайшее время, хотя изучать их деятельность более подробно не просто так. Попробую заняться этим чуть позднее, когда отвезу Анну на работу. Нужно выявить круг лиц, наиболее резко настроенных против ведущего «Очевидца», и только после этого начинать поиски. В противном случае я рискую закопаться, и расследование не удастся.

Тем временем Анна позавтракала и пришла ко мне в комнату, чтобы одеться.

– Какая заботливая у тебя тетушка, – заметила она. – Весь завтрак просидела со мной.

– Личной жизнью интересовалась? – спросила я невозмутимым тоном.

– Да. А откуда ты знаешь? – Анна была удивлена моей осведомленностью.

– Она всех расспрашивает о личной жизни, потому что больше всего на свете хочет выдать меня замуж. – Это была жалоба на несправедливость, но моя подопечная восприняла это как руководство к действию.

– Женя, не расстраивайся, у нас на студии полно неженатых мужчин. Да еще какие! Цвет тарасовско

lifeinbooks.net

Читать онлайн "Смерть в прямом эфире" автора Серова Марина Сергеевна - RuLit

Марина Серова

Смерть в прямом эфире

© Серова М. С., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Сегодня вечером я засиделась допоздна. Сначала мы с тетей Милой обсуждали последние новости из мира политики. Дело в том, что в Тарасове должен был смениться мэр, и грядущее событие никого не могло оставить равнодушным. Город большой, проблем много, и не каждый сможет их решить.

В последний тур вышли два кандидата: Ломакин и Рогозин. Первый – выдвиженец от номенклатуры, второй – производственник, по предварительным результатам набравший большинство голосов. Но финальные выборы были еще впереди, и судьба кандидатов не была решена окончательно. Все зависело от того, за кого проголосует основная часть тарасовцев, хотя вероятнее всего было, что кресло мэра займет Рогозин.

Тетя Мила долго рассуждала, что справиться с городскими проблемами может только человек, под руководством которого успешно работала и развивалась такая крупная и технически сложная отрасль, как нефтянка. И что никто из кандидатов, кроме Рогозина, не достоин занять столь высокий пост. Но тетя Мила не знала, какие подводные камни предстоит обойти будущему мэру, прежде чем последнее голосование расставит все точки над «i».

А потом тетя Мила, как обычно, завела разговор о моем замужестве. Как же мне надоели эти разглагольствования о том, что пора сменить образ жизни, научиться готовить и срочно найти того, кто сможет по достоинству оценить мои кулинарные способности. К концу я уже машинально отвечала «нет» на каждый ее вопрос.

Наконец тетя Мила устала и пошла спать, а я полезла в Интернет, чтобы узнать мнение виртуальных друзей о возможных результатах выборов, и надолго зависла ВКонтакте. Было уже за полночь, когда мое занятие прервал бешеный стук в дверь, сопровождаемый истошным женским криком:

– Женя, откройте! Помогите мне скорее! Женя!

Моя реакция была моментальной: я выхватила пистолет из-под подушки, куда обычно кладу его на ночь, и в два прыжка оказалась у входной двери.

– Кто там? – спросила я, заглядывая в глазок.

– Помогите! Они сейчас ворвутся!

И тут я услышала гул – железную дверь подъезда пытались открыть ногами. В глазок было видно, что перед моей дверью стоит молодая женщина с испуганным лицом. Я отперла замок, распахнула дверь и тотчас была сметена в сторону ворвавшейся в квартиру незнакомкой. Она испуганно посмотрела на меня, захлопнула дверь, заперла ее изнутри и только после этого облегченно вздохнула.

– Меня зовут Анна Горенок, я жена тележурналиста Андрея Горенка, а ваш адрес мне дал Стас Климов, – ответила она на мой незаданный вопрос. – Ничего, что я бросила машину прямо у подъезда?

На меня смотрела среднего роста, зеленоглазая, слегка растрепанная особа с рыже-русым каре, одетая в легкую кожаную курточку и новые джинсы.

Так вот как выглядит лучшая половина известного на весь Тарасов ведущего программы «Очевидец», которую по пятницам передает канал «Вторая Садовая». Значит, пока он рассказывает нам с экрана умопомрачительные истории, эта дива лепит на кухне пельмени и вареники, чтобы попотчевать ненаглядного. Теперь еще виднее, что не стоит мне заводить с тетей Милой на ночь разговоры о будущем замужестве.

Я заверила Анну, что с ее машиной ничего не случится, предложила ей гостевые тапки и пригласила на кухню выпить чашечку кофе, приложив при этом палец к губам: тетя Мила давно спала, и мне не хотелось ее будить. Анна изо всех сил старалась успокоиться, но у нее это плохо получалось: сказывался сильный стресс.

Я усадила нежданную гостью за стол, поставила на плиту чайник и достала из холодильника несколько эклеров. Решив, что для позднего ужина этого достаточно, я пристроилась напротив гостьи и стала слушать ее историю дальше.

– Все началось после того, как мой муж поехал на съемки в Донецкую республику.

– В Донецкую республику? Но ведь ее пока не признали государством. – В последнем я слегка сомневалась, потому что новости из этого региона меня мало интересовали.

– Это не важно. Важно то, что он почему-то задерживается, хотя обещал вернуться через пару дней. – Анна посмотрела на меня тоскливым взглядом. – Где он может быть?

На этот вопрос у меня не было ответа, и я пожала плечами. Не говорить же испуганной гостье, что там идут бои и ее муж мог запросто попасть в плен.

– Вот и я не знаю, что с ним. Остается только ждать письма. – Она тяжело вздохнула и продолжала: – Я заметила, что за мной следят.

– Кто?

– Не знаю, – в голосе Анны послышалась дрожь. – Они ездят на вишневой «Ладе» и сегодня попытались меня задержать.

– Зачем?

Анна пожала плечами.

– По-моему, им не понравилось, что я еду к вам, к тебе. Можно мы перейдем на «ты», а то я как-то неловко себя чувствую?

Я была не против перейти на «ты». Она с усилием улыбнулась и стала рассказывать о проделках своих преследователей.

– Их двое. Один высокий, темноволосый, а другой русый, плотный, стриженный под машинку. Брюнет носит кожаную куртку, а этот, колобок, одет в яркий китайский пуховик.

– Ты хочешь сказать, что за тобой все время следят одни и те же люди? – Я выключила вскипевший чайник и стала разливать кипяток в чашки.

– Да! И они с каждым днем становятся все наглее! – Анна отхлебнула кофе. Он оказался очень горячим, и она попросила разбавить его молоком. Я достала из холодильника пакет молока и долила в ее чашку.

– Но они только следят за тобой? Других действий ты не замечала?

– До сегодняшнего дня нет. – Голос Анны снова задрожал. – Сегодня они как с цепи сорвались. Я пыталась уйти от них дворами, но они, похоже, знают в Тарасове все ходы и выходы. И потом, я не так часто езжу на машине. Только когда Андрей в командировке. А когда он дома, то на работу и с работы мы ездим вместе.

– То есть за рулем почти всегда он, – предположила я.

– Да, – созналась она, – я не очень хорошо вожу машину. Вот и сегодня не смогла скрыться от них, когда ехала к тебе.

– Ты хочешь сказать, что ехала ко мне, потому что решила нанять телохранителя? – спросила я в лоб. А то мы увлеклись рассказом, а о том, что я должна делать с ее проблемами, пока ни слова.

– Да, я хочу тебя нанять.

Я назвала сумму, которую обычно беру. Анна ахнула, но все же согласилась. Только спросила, можно ли нанять меня не на круглые сутки, а на часть дня.

– Как это на часть? – не поняла я.

– Ты будешь провожать меня на работу и встречать, а остальное время можешь быть свободна. – Вместо того чтобы торговаться, Анна решила облегчить мою задачу.

– Хорошо, – согласилась я, – но только до той поры, пока я не сочту нужным охранять тебя столько, сколько это необходимо. Идет?

Анна согласилась, мы оговорили сумму, и она тут же перевела мне на карточку аванс.

– Значит, так, – подвела я итог. – Сегодня мы никуда не поедем: слишком поздно. Ты остаешься ночевать у меня, завтра я отвожу тебя на работу, а твою машину ставлю в гараж. Кстати, где он у тебя?

– В загородном доме, в Поливановке, – она назвала адрес. – Мы там сейчас не живем, там еще не все доделано. Муж говорит, что переедем туда осенью, когда он закончит с отоплением. Туда еще нужно купить шторы, палас в гостиную, напольную вазу, – Анна начала перечислять, чего еще нет в их загородном доме, но я прервала этот разговор. Мы можем сидеть так за чашечкой кофе еще полночи, а мне завтра… нет, уже сегодня, вставать в шесть часов.

– Пойдем, я тебе дам постельное белье, а то у меня в шесть часов пробежка. – Я допила кофе и поставила свою чашку в мойку. Анна, глядя на меня, сделала то же самое и пошла за мной в мою комнату.

www.rulit.me

Глава 7 - Смерть в прямом эфире - Марина Сергеевна Серова - Ogrik2.ru

Издалека доносился назойливый писк. Я подумала было, откуда эта напасть, но опять провалилась в сон. Писк повторился. Я накрыла голову подушкой. Писк стал слабее, потом стих. Когда писк повторился в третий раз, я, наконец, проснулась и поняла что: это пищит мой телефон, в котором я с вечера завела будильник.

Я тут же вскочила и посмотрела на часы: была половина седьмого. Я проспала. В половине восьмого я должна быть у Анны, а это означает, что тренировка отменяется. У меня не хватит времени на бег, а делать упражнения с холодными мышцами нельзя. И кой черт дернул меня вчера пойти с Аленом в ресторан? Я вскочила с постели и отправилась в ванную.

После душа настроение немного поднялось, тети Милы не было видно, и я пошла на кухню готовить себе завтрак. Кусок хлеба с маслом и два яйца всмятку меня вполне устроили. Я запила все это чашкой крепкого кофе и пошла к себе в комнату собираться.

На сегодня у нас с Анной запланирована вылазка, так что нужно быть во всеоружии. То есть кроме пистолета нужно взять еще массу вещей, чтобы нанести противнику значительный урон, оставаясь невредимой.

Когда сборы были окончены, я критически осмотрела свое лицо в зеркале. Сегодня уже можно обойтись без макияжа. От бывших синяков под глазами остались чуть заметные желтоватые тени, которые можно принять за естественный цвет кожи. «Одной заботой меньше», – подумала я и поставила зеркало на место.

– Женечка, доброе утро! Ты уже завтракала? – Тетя Мила сегодня тоже проснулась поздно и первым делом проявила заботу о моем желудке.

– Доброе утро, тетя Мила. Да, спасибо.

Тетушка не заметила, что я сегодня не тренировалась, иначе завела бы разговор о моих встречах с французом. А может, и нет. Ален на днях уезжает, так что в моих интересах поскорее выбросить его из головы. Последняя встреча меня сильно разочаровала. Этот ресторан, где тусуется бог весть кто, произвел на меня удручающее впечатление. На его фоне очарование Алена померкло, и я опять стала сама собой.

Однако время поджимает. Я надела кроссовки с металлическими вставками в подошву. При ударе ногой в такой обуви можно серьезно повредить голень противнику. Кожаная куртка уместна при любой погоде, а в сумку я положила баллончик с «черемухой». Тоже может пригодиться в определенной ситуации. Да, еще наручники и сюрикены. Это добро я рассовала по карманам джинсов.

– Тетя Мила, я ушла! – крикнула я традиционную фразу и вышла из квартиры.

Сбежав по лестнице, я посмотрела на часы. Ровно семь. Можно не торопиться, но и задерживаться тоже не стоит. Я выгнала из гаража «Фольк» и выехала из двора. Минут через двадцать я была уже у подъезда, рядом с которым в подворотне стояла вишневая «Лада». Я подрулила к самому подъезду и припарковалась.

Анна открыла мне в махровом халате и с мокрыми волосами.

– Привет! – сказала я. – Собираешься?

– Привет. Я подготовила все инструменты, которые могут понадобиться при сборе флешки, – она жестом пригласила меня в кухню, где со вчерашнего дня сохла флеш-карта, разобранная по случаю стирки. Я подошла к столу и пощупала «потроха» девайса. Они были идеально сухими. Несколькими ловкими движениями я собрала флешку без помощи инструментов и сказала своей подопечной:

– Все готово. Смотреть будем?

Анна страшно обрадовалась и побежала включать компьютер. Вскоре на экране появились фрагменты съемки господина Рогозина. Его лицо было известно всем тарасовцам по многочисленным репортажам в новостях.

Анна захлопала в ладоши и сказала, что это то самое видео, которое Андрей снимал для презентационного ролика и которое Константинов почему-то забраковал. Я тоже была рада, что пропажа наконец-то нашлась. Но теперь меня заботил другой вопрос: как мы повезем видео Веселову? Ведь бандиты продолжают следить за Анной и, поняв, куда мы едем, могут попытаться нам помешать. Я поделилась своими опасениями с моей подопечной, но она так обрадовалась тому, что все нашлось и работает, что слушала меня вполуха.

– Сейчас мы с тобой позавтракаем. Нет, не отказывайся! Я уже все рассчитала. Потом ты позвонишь Гоше Веселову, и мы поедем в пресс-службу. Как это здорово! – Анна закружилась по комнате, улыбаясь и что-то напевая.

– В подворотне – бандиты, – предупредила я, – и нам придется ехать с ними наперегонки.

– А разве мы скажем им, куда едем? – наивность моей подопечной не знала границ.

– Ты думаешь, им неизвестно, что тебя отстранили от работы?

– Думаю, нет. Откуда они могут это знать? – уверенности у Анны поубавилось, но она упрямо цеплялась за уходящий позитив. Это, конечно, похвально, но все-таки нужно учитывать реальную обстановку.

– У меня есть подозрение, что они знают не только это, – ответила я уклончиво, – кто-то же сообщает им, где ты находишься в каждый момент.

– Но они не могут знать, что я нашла флеш-карту! – заспорила Анна.

– Не могут. Но сразу же узнают, как только увидят, куда мы едем.

– Ладно, хватит меня пугать. Звони Веселову, – сказала Анна и пошла ставить чайник.

– Веселову звонить пока рано. Он появится в офисе не раньше девяти, – напомнила я своей подопечной, следуя за ней по пятам.

– Ладно. Тогда сейчас позавтракаем, а потом ты позвонишь Гоше, – согласилась Анна, вынимая из холодильника масло и кусочек красной рыбы. – Будешь? Объеденье.

Я была согласна, что красная рыба – это вкусно, и села за стол. Анна тем временем вскипятила чайник, нарезала батон и дала мне нож для масла.

– Мажь пока хлеб, а я нарежу рыбку и налью нам кофе, – приподнятое настроение ее не покидало, – потом звонок. Ты не забыла?

Я сказала, что ничего не забыла, и стала намазывать масло на куски хлеба. Потом мы пили кофе с бутербродами и болтали на ничего не значащие темы. Я посмотрела на часы: было без трех девять. Пора звонить руководителю пресс-службы Рогозина. Я достала телефон и набрала номер.

– Алло! – Гоша взял трубку сразу же.

– Добрый день! – поздоровалась я. – Это Евгения Охотникова, вы меня помните?

– Да, конечно.

– Мы хотим привезти вам то самое видео, – я не находила слов, чтобы объяснить Веселову, что мне от него надо.

– Видео, которое снимал Андрей Горенок? – в голосе Гоши послышалась заинтересованность. – Везите скорее, а то не успеем сделать ролик для презентации. Буду ждать вас в офисе.

Вот, собственно, и все. Объяснений не понадобилось. Он просто ждет материал, и нам нужно доставить его в целости и сохранности.

– Едем? – спросила я Анну.

– Едем! – с готовностью ответила она и встала из-за стола.

Я последовала ее примеру, и через четверть часа мы уже выходили из квартиры.

Внизу я попросила Анну немного подождать и вышла из подъезда одна. Открыла машину, вынула из багажника «мигалку» и положила ее под свое сиденье. У меня было разрешение на ВИП-сигнал, но использовать его я могла только в самом крайнем случае. Сегодня такой случай настал. Не думаю, что «Лада» позволит нам беспрепятственно доехать до офиса, в котором размещается пресс-служба Рогозина.

Когда я закончила возиться с сигналом, Анна уже вышла из подъезда и стояла возле машины.

– Анна, я же просила подождать, – напомнила ей я, но она только махнула рукой.

– Я лично бандитам не нужна. Они следят за мной, чтобы предупредить мои действия, но теперь уже поздно, – ее легкомыслие могло сорвать все планы.

– Анна, ты можешь все испортить. Садись в машину, – Я открыла перед ней заднюю дверцу. – И сиди тихо, чтобы бандиты не всполошились раньше времени.

Я села за руль и рывком тронулась с места. В зеркале заднего вида появилась вишневая «Лада». Пока они только следили за нами, но очень скоро поймут, что мы едем не на «Вторую Садовую». Я свернула на Большую Казачью, и тут бандиты оживились. Они попытались нас обогнать, но я прибавила газу и, подрезав ехавший впереди «Вольво», ушла на вторую полосу.

«Лада» не отставала, и я поняла, что мотор у нее сильнее, чем вазовский. Это был монстр с внешностью «десятки» и ходовыми качествами «Тойоты». «Тойоты»?! Вот это открытие! Придется воспользоваться «мигалкой», в противном случае, нам в условиях города от «Лады» не уйти.

Я вытащила из-под сиденья «мигалку», открыла окно и поставила ее на крышу. Потом включила сирену и выехала на середину дороги. Все. Теперь нам не страшны ни переделанные «Лады», ни знаки ограничения скорости. «Лада» было пристроилась нам в хвост, но я свернула на соседнюю улицу, свободную от машин, и пронеслась со скоростью ветра, оставив преследователей далеко позади.

К зданию, где размещалась пресс-служба господина Рогозина, мы подъехали в гордом одиночестве. Я припарковала машину у входа, быстро вышла из нее и помогла выйти Анне.

– Быстрее, – торопила я ее поминутно. – Быстрее, пока бандиты не появились.

Анна и так спешила изо всех сил. Она беспокоилась за судьбу видео не меньше меня.

– Выходи и сразу же в дверь, – и моя подопечная, напуганная гонкой, влетела внутрь, подбежала к контролеру и стала ждать меня, переминаясь с ноги на ногу. В руке она держала злополучную флешку. Я закрыла машину и тоже подошла к столу контролера. Мы предъявили документы и поднялись в офис. Веселов ждал нас с нетерпением. Он сразу взял флеш-карту и передал девушке-монтажеру.

– Лена, посмотри это и выжми все, что можно.

Лена вставила флешку в порт и открыла файл. Минут десять в офисе царило гробовое молчание, после чего Лена сказала:

– Здесь материала как минимум на два ролика. Когда он успел это отснять? Кадры просто уникальные.

– Займись этим сегодня же, – сказал Веселов, потом посмотрел на нас и сказал: – Вы молодцы, что нашли видео. Завтра было бы уже поздно. Если не секрет, где оно было?

Анна покраснела до корней волос.

Веселов посмотрел на нее и перевел разговор на другую тему. Спросил, как идет мое расследование, и, получив уклончивый ответ, понял, что мы разговаривать не настроены.

– Что ж, я вас больше не задерживаю, – сказал он официальным тоном и улыбнулся дежурной улыбкой.

Мы простились с хозяином офиса и монтажером Леной, спустились на первый этаж и с опаской вышли на улицу. Вишневой «Лады» нигде не было видно. Мы сели в машину, и я долгое время наблюдала, не едет ли кто за нами. Наши преследователи куда-то пропали. Наверное, получили другую разнарядку.

– Женя! Бандиты меня больше не пасут, – сказала Анна, – твои полномочия закончились.

– Мне кажется, что мои полномочия только-только начинаются, – возразила я. – Если за тобой не ездят по пятам, это еще не значит, что неприятности закончились.

– И что мне теперь делать? Сидеть дома и никуда не ходить? Видео доставлено по адресу, у меня его больше нет, а значит, и у бандитов нет оснований меня преследовать.

– Железная логика, – съязвила я. – А если у бандитов на тебя другие планы?

– Какие?

– Я не хочу тебя пугать, но в их планы может входить даже физическое устранение, – я выразилась слишком сложно, и Анна меня не поняла.

– Устранение чего?

– Не чего, а кого. Тебя, девушка, тебя.

– Ты хочешь сказать… – она не договорила, и ее лицо стало бледнеть.

– Убийство, – я наконец решилась произнести это слово.

– Убить меня? За что?! – все ее существо противилось такой несправедливости.

– За то, что ты передала видео не в те руки. А может, просто потому, что кто-то хочет сделать твоему мужу неприятный сюрприз. Сама посуди: его передачу переделали, назначили ведущим другого, его видео не должно было попасть в пресс-службу Рогозина, а такое развитие событий лишает его покровителя. То есть ведущий «Очевидца» автоматически лишается работы и связей. А чтобы сделать ему еще больнее, нужно лишить его и семьи.

– Но его семья – это пока только я, – возразила моя подопечная.

– Вот об этом я и говорю.

Анна задумалась, но через минуту, оглядевшись по сторонам, сказала:

– Они меня больше не преследуют. Наверное, им нужно было только видео.

– Посмотрим, – я не стала спорить с Анной.

Она просто не знает, как ведут себя бандиты, когда мстят. За что? Гордеев счел передачу, сделанную Горенком, за личное оскорбление. Я, конечно, не знаю всего, но опыт, приобретенный мной за время работы частным телохранителем, говорит, что пришло время беречь Анну как зеницу ока.

Я отвезла свою подопечную домой и предупредила, чтобы она никуда не выходила одна. Даже к почтовому ящику за газетами.

– Я вечером приеду, – пообещала я напоследок и ушла от Анны со смутным предчувствием беды.

* * *

Это предчувствие не покидало меня ни на минуту. Я пыталась отвлечься мыслями об Анне, но и здесь меня преследовала навязчивая идея, что сегодня с Анной непременно что-то случится. До вечера у меня было много времени, и я решила осуществить свой план: съездить в городской отдел по борьбе с организованной преступностью и показать Бодрову лицо Гордеева, благо видео было записано в моем телефоне.

Я набрала знакомый номер.

– Бодров слушает, – услышала я в трубке.

– Валерий Петрович, можно я к вам заеду? – спросила я, забыв поздороваться.

– Женя, это ты? – Валерий Петрович с трудом узнал меня по голосу. Вот как внутреннее волнение меняет человека.

– Я. И у меня есть кое-что, что мне очень хотелось бы вам показать.

– Что именно? – Бодров, как всегда, был занят и пытался отделаться от меня телефонным разговором.

– Видео одного деятеля. Мне хотелось бы, чтобы вы увидели его лицо.

– На предмет?

– На предмет причастности к мафиозной группировке.

– Это касается твоей подопечной? – уточнил капитан.

– Да, это касается преследования Анны Горенок.

Бодров с минуту помолчал, потом сразу принял решение.

– Жду тебя через двадцать минут. И десять в твоем распоряжении. Потом у меня совещание, и я буду занят очень долго. Успеешь? – капитан не баловал меня, каждый раз уделяя мне минимум времени. Конечно, я могу не успеть, но в этом случае мне обеспечено двухчасовое сидение в горотделе. Поэтому нужно прибыть к назначенному сроку.

– Постараюсь.

– Постарайся, пожалуйста. Или, если хочешь, можешь приехать к двум. Тогда я смогу уделить тебе примерно час. В общем, выбирай, – и положил трубку.

Я посмотрела на часы. За двадцать минут до городского отдела полиции я не доеду. Потом Бодров уйдет на совещание, и придется его ждать. Наверное, лучше не рисковать и подъехать к двум. За это время я смогу забежать домой и сбросить видео на флешку. Кроме того, я по-человечески пообедаю. Рассуждая таким образом, я свернула на Советскую и поехала в сторону дома.

Едва открыв дверь, я поняла, что у нас в гостях Стас. У порога стояли его фирменные кроссовки, а из кухни доносился запах свежей выпечки.

– Тетя Мила, кто у нас в гостях? – я сделала вид, что не догадалась сама.

– Ой! Женечка! – тетушка выглянула в прихожую, вытирая руки о фартук. – А я тут блинчиков напекла. Будешь?

Конечно, буду. И Стасика твоего мне тоже нужно кое о чем поспрашивать.

Я сняла кроссовки и поставила их рядом с кроссовками Климова. Потом помыла руки и отправилась есть тетушкины блинчики. Стас сидел за столом с куском блинчика на вилке и рассказывал тете Миле о новом чудодейственном лекарстве. Тетушка ахала и восхищалась. Послушав немного, я поняла, что, к счастью, это снадобье тете Миле ни к чему, поэтому она не побежит в аптеку спрашивать новый ханаанский бальзам.

– Тетя Мила, можно мне сначала немного борща? – спросила я, усаживаясь за стол рядом с Климовым.

– Сейчас разогрею, – сказала тетушка скороговоркой, боясь пропустить хоть слово из Стасова рассказа. А Климов вошел в раж и стал описывать случаи полного исцеления, подтвержденные документально.

– От чего это средство? – не выдержала я и вступила в разговор.

– От астмы, – коротко ответил рекламщик и вернулся к прерванному повествованию.

– У нас дома ни у кого астмы нет, – сказала я между прочим.

Стас осекся и посмотрел на меня как на выходца с того света.

– Нет, так будет.

– Типун тебе на язык, – ответила я с улыбкой, – у нас в родне аллергии ни у кого не было.

– А я разве говорю про аллергию? – Стас, похоже, не знал, что астма чаще всего возникает у аллергиков. Я не стала отвечать на этот вопрос, чтобы не смущать нашего всезнающего менеджера. Тем временем подоспел борщ, и тетя Мила налила мне полную тарелку.

– Приятного аппетита, – сказала она, ставя тарелку передо мной и кладя в нее ложку сметаны.

– Спасибо, – ответила я, немного удивленная. Обычно в будние дни тетя Мила подавала блюда молча. Интересно, что это на нее нашло? Но долго раздумывать над этим вопросом мне не хотелось, и я принялась за еду. Стас тоже замолчал и принялся сосредоточенно уничтожать очередной блинчик.

Когда с борщом было покончено, тетушка убрала грязную тарелку и поставила передо мной другую, для блинчиков. Но после борща со сметаной мне уже ничего не хотелось, и я поднялась из-за стола.

– Спасибо, – сказала я, направилась в свою комнату и включила компьютер.

Пока система загружалась, я еще раз просмотрела кадры, записанные у Анны. Лицо Гордеева мне никого не напоминало. Но может быть, Бодров что-то вспомнит? Хорошо бы погуглить фамилию, но в общем доступе я вряд ли что найду. В это время ко мне в комнату пожаловал Климов. Сел на ручку кресла, свесив одну ногу, и стал наблюдать за моими действиями.

– Женя, я принес тебе новость, – сказал он наконец о цели своего посещения.

– Интересную? – спросила я с иронией.

– Думаю, да, – без улыбки ответил Стас. – Из тех троих, о которых говорил тебе Илья, один – бандит.

– Гордеев? – спросила я без обиняков.

– Как ты догадалась?

Я задумалась. А ведь действительно, как? Хотя все сходится: добрый дядя, который дает деньги на уничтожение интересной передачи, «Лада» с тойотовским движком, бандиты под окнами жены ненавистного журналиста, которым кто-то платит, обыски в квартире, офисе и, возможно, доме. Все это дело рук одного человека, и еще неизвестно, что он может придумать, чтобы отомстить Анне за доставку искомого видео в пресс-службу Рогозина.

– Откуда тебе это известно?

– Клиент сказал.

– Кто именно?

– Я не могу назвать тебе его имя.

– Опять секреты, – возмутилась я.

– Но ты же не рассказываешь мне о результатах своего расследования.

– Хорошо. Тогда скажи, откуда твой клиент знает такие подробности? Он что, с ним вместе сидел? – Все бандиты знакомятся друг с другом в местах не столь отдаленных.

– Да.

Вот это номер!

– Скажи все-таки его фамилию, – попросила я. – Мне сегодня идти к Бодрову показывать кадры из видео с Гордеевым, и твои сведения мне очень понадобятся.

Стас помолчал, подумал, потом заявил:

– А если мой клиент начнет преследовать меня?

– Тоже возможно. Если он, как ты говоришь, из тех, то после того как его фамилия начнет фигурировать в деле Гордеева, веселье тебе обеспечено.

– Вот именно, – Климов слез с ручки кресла, – Я, наверное, пойду, – сказал он и пошел в прихожую одеваться.

Я проводила его до двери, закрыла ее за ним и задумалась.

* * *

Как приятно ехать по городу и знать, что впереди тебя не ждет пробка. Дорога до городского отдела полиции была свободна, словно все владельцы машин сегодня сговорились не ездить в эту сторону. Я притормозила у обочины и вошла в знакомое здание. Поздоровавшись с охранником и предъявив удостоверение, я поднялась по лестнице и направилась прямиком к кабинету начальника отдела по борьбе с организованной преступностью.

– Здравствуйте, к вам можно? – я открыла дверь кабинета и стояла в проеме, ожидая, когда меня пригласят войти.

– Здравствуй, Женя, здравствуй. – Бодров был в хорошем настроении, но я намеревалась исправить эту оплошность, – что принесла, рассказывай, – и он указал рукой на стул, стоящий у стола.

Я удобно расположилась на стуле и достала из кармана флешку с видео.

– Вот здесь есть кадры с лицом подозреваемого, – сказала я торжественно.

– Постой-постой! Какого подозреваемого? – Валерий Петрович меня не понял.

– Того, кто организовал преследование жены Андрея Горенка, – пояснила я, – и который прикладывает все усилия, чтобы уничтожить передачу «Очевидец». – Я сказала эту длинную фразу и ждала реакции. Она не заставила себя ждать. Бодров покраснел до корней волос и не сказал, а прошипел, пригнув голову к столу:

– Доказательства!

– Сейчас они у вас будут, – ответила я невозмутимо и подала ему флешку. Когда на экране возникли кадры, Валерий Петрович отшатнулся.

– Он что, воскрес из мертвых? Ничего не понимаю, – и начальник отдела по борьбе с организованной преступностью просмотрел коротенькое видео несколько раз. – Как его сейчас зовут?

– Руслан Михайлович Гордеев, – с готовностью ответила я и словно невзначай спросила: – А что, он уже умирал?

– В конце девяностых. Тогда он был намного моложе и его звали Дмитрий Гвоздев, а попросту Гвоздь. – Валерий Петрович смотрел на меня, ожидая реакции.

– Что нам теперь делать? – мои опасения за жизнь Анны оказались не напрасны.

– Бери твою Анну, пусть напишет нам заявление, и мы начнем с этим работать. Охрану ей обеспечим мы, бесплатную. Она подпадет под программу защиты свидетелей. Скажи ей об этом. И не медли, иначе будет поздно.

Я от изумления молчала.

– У тебя есть сомнения? Поделись, – Бодров вынул флешку из порта и отдал мне. – Я сбросил файл в компьютер, надеюсь, ты не против?

– Конечно, нет, – ответила я машинально. – Валерий Петрович, я хотела вам сказать, что мои подозрения относительно Гордеева только косвенные. Правда, сегодня Стас сказал, что один из его клиентов знает Руслана Михайловича, но что это за клиент, Климов не сказал.

– Правильно сделал. Но мы вызовем и его. Нам скажет. А ты зря сомневаешься. Расскажи мне по порядку, что происходит, и я скажу тебе, чьих рук это дело, – Валерий Петрович приготовился слушать.

– Сначала пара бандитов на вишневой «Ладе» следила за каждым шагом Анны Горенок. Потом были обыски в ее квартире, офисе и доме в Поливановке, где сейчас стоит машина мужа.

– То есть ты там тоже была и видела результаты обыска, – утвердительно сказал Бодров.

– Нет, не видела, но мы с Анной встретили одного из бандитов, который отнял у нее зажигалку.

– Что отнял?! – изумился капитан. – Зажигалку?! Зачем?

– Он решил, что это флешка с видео, которое Андрей Горенок отснял для Рогозина, – пояснила я, пряча флешку в карман.

– Значит, бандиты охотились не за Анной, а за видео. Так-так. А зачем оно им понадобилось?

– Там делалось все, чтобы уничтожить передачу «Очевидец» и лишить Горенка связей. Конечно, это мои предположения, но ничего другого в голову не приходит, – я честно созналась капитану, что слаба в дедукции.

– Ты все скромничаешь, – капитан погрозил мне пальцем, – а на самом деле проводишь расследования на профессиональном уровне. Кстати, а не поработать ли тебе частным детективом? – Бодров хитро прищурился и оглядел меня с ног до головы. – А что? Не сейчас. Сейчас, я понимаю, у тебя другие интересы. Но когда-нибудь такая необходимость возникнет? – Валерий Петрович задал мне трудный вопрос, и я задумалась. Действительно, молодость не вечна и придет такое время, когда меня перестанут нанимать как телохранителя. Почему бы тогда не заняться детективными расследованиями?

– Что скажешь? – капитан полиции хотел получить ответ на свой вопрос.

– Не знаю. Может, когда-нибудь в будущем. Мне нужно подумать, – я не знала, что ответить на это предложение.

– Думай. Время пока есть. А насчет Анны Горенок поторопись. Иначе может быть поздно. – Валерий Петрович встал из-за стола и подошел к сейфу. – Мне нужно еще немного поработать над старыми делами, – сказал он извиняющимся тоном, и я поняла, что мне пора уходить. Я тоже встала.

– Валерий Петрович, а когда можно ждать нападения? – меня интересовал ритм работы этого «заказчика».

– Когда угодно, – Бодров подтвердил мои худшие опасения. – И мой тебе совет: сегодня же езжай к Анне и вези в отдел. Одна ты с Гвоздем не справишься.

* * *

Легко сказать: бери Анну и вези в отдел. Где вот она сейчас? На звонки не отвечает, дома ее, похоже, тоже нет. Может, она на «Второй Садовой». Я набрала номер Ильи Лугового, тот проверил и перезвонил: моей подопечной не было и на канале. Я уже все передумала, хотела звонить Бодрову, чтобы сообщить ему о пропаже, но тут проснулся мой телефон. Звонила пропащая. Сама.

– Женя, как ты себя чувствуешь? – Анна была слегка навеселе.

– Черт возьми, где тебя носит? – я не могла скрыть раздражения и досады. – Я же не велела тебе никуда выходить. Ты когда-нибудь будешь меня слушаться?

– Не-а. Я теперь свободная личность и хочу расплатиться с тобой за работу. Скажи мне номер твоей карточки, – в трубке что-то зашуршало: моя подопечная перелистывала ежедневник.

– Где ты сейчас? – Я решила во что бы то ни стало найти с Анну. – Ты в курсе, что ходишь по лезвию ножа?

– Ничего со мной не случится. Бандитам нужно было видео, а оно – тю-тю! Доставлено по назначению.

– Мне это известно. Но мне известно еще кое-что: твои неприятности только начинаются. И в отделе по борьбе с организованной преступностью меня об этом уже предупредили, – я пыталась достучаться до Анны, но она меня, видимо, не понимала. Или после успешной доставки видео возомнила о себе бог знает что.

– О каких неприятностях ты говоришь? В моем доме был обыск, в офисе все перевернуто, до сих пор Даша с Олегом разобраться не могут, – вот они, неприятности. Кстати, мне звонил Константинов, обещал восстановить на канале, так что теперь у меня опять есть работа, – Анна была, что называется, «на взводе» и плохо воспринимала все, что могло испортить ей настроение.

– Где ты сейчас? Я приеду к тебе и заберу деньги, – может, так подействует?

– В кафе «Лилия». Знаешь, где оно?

– Знаю. У черта на куличках, – это было одно из молодежных кафе в новом микрорайоне с чудным названием Пролетарка. – Жди меня там и никуда не уходи. Я сейчас приеду, – пообещала я и положила трубку.

Ничего не поделаешь, придется охранять хитростью. А что делать? Оставить ее одну в Заводском районе, где даже днем можно наткнуться на подвыпивших субъектов с сомнительными наклонностями. Я развернулась, спустилась на Чернышевского и поехала в кафе «Лилия».

Где-то через час я добралась до места. Кафе было спрятано от людских глаз во дворе, образованном пятиэтажками, выстроенными в виде квадрата. Пятиэтажек было ровно восемь, и в одной из них две квартиры превратили в уютное молодежное кафе с музыкой, раздававшейся из двух больших колонок, висящих по углам зала.

Интерьер кафе был самым непритязательным: круглые столики с прозрачными вазочками посредине, из которых торчали веточки декоративной зелени. С меню этого заведения я еще не была знакома, но из подсобного помещения доносились запахи, приятно щекотавшие небо.

Анна сидела за самым дальним столиком у окна в окружении сотрудников, то ли бывших, то ли будущих. Я узнала белокурую Дашу и Олега. Девушка с темными волосами и длинными до плеч сережками была мне незнакома. Веселье, царившее за столом, говорило, что компания изрядно приняла на грудь и не стремится останавливаться на достигнутом.

Я подошла и поздоровалась.

– Женя! Какой сюрприз! Девочки, это мой бывший бодигард. Она приехала за расчетом. Нальем и ей? – Анна была еще пьянее, чем когда звонила мне по телефону. Пора было увозить бывшую подопечную домой, чтобы здесь, вдали от Центра, она не попала в какую-нибудь историю.

Мне налили фужер «Черной львицы» и пригласили за стол. Я сделала вид, что отхлебнула глоток. В компании с бывшими врагами лучше избегать напитков и тем более еды. Я подняла бокал, приветствуя присутствующих, и опять поставила его на стол.

– Пей до дна! – крикнула Анна, а за ней вся компания стала скандировать на все кафе:

– Пей до дна! Пей до дна!

Я дождалась, когда все успокоились, и твердо сказала:

– Я за рулем. К тому же вино действует на быстроту реакции.

– Пей, что там говорить, – крикнула Даша, – давай я за нее выпью, – обратилась она к Анне. Анна была не против, и Даша взяла у меня фужер и действительно выпила до дна. Все зааплодировали.

– Официант! – крикнула моя подопечная. – Еще один салат и горячее! У нас еще один гость!

Официант подошел к нашему столику и положил передо мной меню. Есть не хотелось. Для порядка я пробежала глазами распечатанные на принтере строчки и заказала только салат «Виноградная лоза». Официант стал предлагать горячее, но я отказалась, сославшись на то, что недавно обедала.

Ко мне подсел Олег, осмелевший после обильного возлияния, и спросил, правда ли, что я работаю телохранителем. Я ответила, что это правда, и он отсел, периодически поглядывая в мою сторону. Наверное, старался вспомнить, при каких обстоятельствах со мной встречался. Пусть вспоминает. Я не буду ему помогать. Меня больше всего беспокоило состояние Анны. С каждой минутой она пьянела все больше и больше.

– Анна, ты на чем сюда добралась?

Моя подопечная посмотрела куда-то сквозь меня, словно не понимая, о чем ее спросили. Я сформулировала вопрос иначе.

– Анна, где твоя машина?

Анна подумала немного, потом сказала:

– В гараже.

– А на чем ты приехала? – Мне было известно, что у Олега машины нет и, судя по состоянию, у остальных тоже. – Как ты будешь добираться до дома?

– До дома, – словно во сне проговорила моя подопечная, и я поняла, что ее пора увозить.

– Анна! Давай я довезу тебя домой? – предложила я.

– Домой, – повторила она за мной и прибавила: – Спать.

Я подхватила ее под руку и попыталась приподнять. Ноги ее не слушались, и она опять плюхнулась на стул. Тогда я подняла ее за талию и положила себе на плечо.

– Где ее сумка? – спросила я у Даши.

Даша подала мне сумку и плащ Анны, и мы покинули компанию телевизионщиков, решивших отпраздновать возвращение сотрудницы подальше от дома.

Я дотащила Анну до машины и усадила на заднее сиденье. Теперь нужно было как-то привести ее в чувство.

– Анна, что ты пила?

Моя подопечная сидела как статуя, постепенно заваливаясь набок. Нет, так не пойдет. Я пошарила в аптечке, нашла нашатырный спирт и дала ей понюхать. Анна слабо сопротивлялась, но через минуту сказала заплетающимся языком:

– Убери эту гадость.

Спирт подействовал, значит, наркотики, скорее всего, исключаются. Я опять полезла в аптечку и достала один из новейших препаратов, способных привести в чувство как после алкогольного опьянения, так и после состояния прострации, вызванного психотропными веществами. Средство было в одноразовом шприце, и я уколола Анну в плечо прямо через джемпер, немного спустив при этом плащ.

Примерно через пару минут Анна огляделась вокруг вполне осмысленно.

– Где я? – спросила она. – Женя, ты?

– Я довезу тебя до дома, – сказала я успокаивающим тоном и захлопнула заднюю дверцу. Все. Теперь можно домой. Выезжая из двора, я заметила вишневую «Ладу», припаркованную у подъезда одного из домов. Может, мне только показалось?

– Как же тебя угораздило так набраться? – я начала разговор, чтобы определить состояние своей подопечной.

– Даша позвонила, пригласила в это кафе, сказала, чтобы я ждала звонка Константинова. Тот позвонил и сообщил, что меня с завтрашнего дня ждут на работе. Якобы разобрались с безобразием в моем офисе и даже нашли, кто его разгромил. Я обрадовалась и приехала в это кафе. Здесь уже сидели все – Даша, Олег, Марина, почти вся команда «Второй Садовой». Не хватало только Константинова.

– И ты на радостях стала пить все подряд, – предположила я.

– Нет, Женя, я много никогда не пью. В меня больше двух бокалов вина не влезает, – Анна, по-видимому, говорила правду.

– Тогда как ты объясняешь свое состояние? – я посмотрела на Анну в зеркало. Она пришла в себя, хотя вид у нее был неважный: лицо бледное, глаза запали, косметика расплылась.

– Не понимаю, как это случилось. Я выпила два бокала «Черной львицы» и больше ничего спиртного не пила.

– Как ты себя чувствуешь? – мне нужно было проконтролировать действие лекарства.

– Нормально, только ноги немного дрожат.

– Это скоро пройдет. Сейчас приедем домой, и ты будешь во всем меня слушаться. Ты меня поняла? – я опять посмотрела в зеркало. На лице Анны была написана покорность, смешанная с недоумением.

– Сегодня что-то должно случиться? – Анна так и не догадалась, что была на волосок от гибели. Ей что-то подсыпали в вино, и она практически потеряла сознание. Я приехала вовремя. Еще бы минут пятнадцать, и с ней можно было бы делать, что хочешь. Я вздрогнула при мысли, что могло ждать мою подопечную сегодня вечером.

– Скоро узнаем, – ответила я уклончиво, подъезжая к ее дому. – Выходим по очереди: сначала я, потом ты. В подъезд первой войду я, а там – по обстоятельствам. Слушаться каждого моего слова. Я понятно выражаюсь? – я остановила машину и обернулась назад. Анна кивнула и стала искать свою сумочку.

– Она у меня, – я протянула ей сумку. – Найди ключи. Возможно, тебе придется очень быстро открыть квартиру.

Анна вытащила из сумки ключи и переложила в карман плаща. Я вышла из машины и открыла заднюю дверцу, выпуская Анну. Мы одновременно подошли к подъезду, Анна приложила ключ к панели, и домофон противно запищал. Я рывком открыла дверь, вошла в темный подъезд и, как могла, огляделась по сторонам. Никого. Я молча тронула Анну за рукав. Она вошла и встала рядом со мной.

Когда мои глаза привыкли к темноте, я осторожно стала подниматься по лестнице. Анна шла чуть позади. Когда мы миновали один лестничный марш, я услышала подозрительный шорох. Кто-то стоял в темноте между этажами. Я остановилась, прислушиваясь. В этот момент я заметила красную светящуюся точку у Анны над ухом.

– Ложись! – крикнула я, толкнула свою подопечную и упала на нее сверху, прикрывая телом. Раздался сухой щелчок, и пуля рикошетом отлетела от стены. В этот момент я заметила темную тень между этажами, выхватила пистолет и выстрелила. Послышался сдавленный крик. Красная точка опять появилась и стала приближаться к моему виску. Я выстрелила наугад два раза, после чего услышала звук падающего тела.

Я метнулась по лестнице вверх и увидела человека, на лицо которого был надет черный женский чулок. Он лежал на боку, свернувшись калачиком, и что-то шептал. Сначала я подумала, что преступник читает молитву, но прислушавшись, поняла: киллер ругался последними словами.

Я вынула телефон и включила фонарик. Луч выхватил из темноты блестящий предмет, который я машинально отшвырнула ногой, и он запрыгал по ступеням. По звуку было понятно, что это пистолет. Киллер посмотрел на меня сквозь чулок и грязно выругался. Я достала из заднего кармана наручники и защелкнула ему на запястьях. На всякий случай проверила, нет ли в подъезде кого-нибудь еще, и крикнула притихшей Анне:

– Поднимайся и иди домой.

Послышались осторожные шаги, и из темноты появилась Анна. Она с опаской посмотрела на лежащего киллера, открыла квартиру и исчезла за дверью. Я тем временем достала телефон и вызвала полицию.

– Я все равно тебя достану, – шептал преступник. – Из-под земли достану.

– Молчи, – сказала я беззлобно. – Ты ранен, тебе нельзя разговаривать.

Киллер в ответ по-звериному зарычал. А ровно через три минуты в подъезд вбежали ребята из группы захвата и забрали раненого преступника. Оставалось неясным только одно: почему киллер пошел на дело неподготовленным? Ведь Анну чем-то напоили и, как я поняла, хотели отвезти в укромное место и там уничтожить. Но тут вмешалась я, и планы изменились.

Заказчик подослал киллера с пистолетом в подъезд, рассчитывая на мою некомпетентность. Да, иногда приятно, когда тебя недооценивают. Но я нажила себе еще одного врага. Впрочем, у меня их уже столько, что еще один просто не в счет.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru