Ирвин шоу растревоженный эфир отзывы. Рецензии на книгу Растревоженный эфир

Ирвин Шоу гарантирует бессонницу. Ирвин шоу растревоженный эфир отзывы


Растревоженный эфир. Ирвин Шоу. ISBN: 5-17-005200-6. 9 отзывов

Средний отзыв:

4.2

Растревоженный эфир

Мені ця книга видалась багатоплановою і пізнавальною. Вона про дружбу і зраду; про принципи й моральні постулати, за вірність яким доводиться дуже дорого платити; про маленьку людину у вирі політичних збурень; про цілу епоху в історії держави, якою американці, напевне, не пишаються...

Я розділяю позицію Клемента Арчера - друзям треба довіряти, а колег оцінювати в першу чергу за рівнем професіоналізму, а не особистісними характеристиками чи політичними вподобаннями. У становищі, в якому опинився герой, він поводився благородно й чесно, не зрадивши собі й тим, за кого ніс відповідальність. Але...

Все совестливые оказываются исключительно среди проигравших.

Як на мене, атмосфера періоду "полювання на відьом" у США передано чудово. Можливо тому, що сам автор зазнав "подиху інквізиції" на власному досвіді. Хоча його майстерність відчувається в кожному реченні (яскраві живі персонажі, дотепний гумор, цікаві діалоги, роздуми...). Про події того часу я до книги знала небагато, але країна, що гордиться своєю демократією, проводила політику, що не надто делеко втекла від "стандартів" головного опонента - Радянського Союзу.

Не можу сказати, що роман читався дуже легко (інформація потребувала аналізу), але він мені сподобався. Не бажаю нікому потрапити в м"ясорубку політичного фанатизму, але всім бажаю мати такого друга, як Арчер й тверді переконання.

Растревоженный эфир

Начало 50-х, "холодная война" на марше. Что мы о ней знаем? О том, как это было там, за "железным" занавесом? Оказывается, у них там тоже была своя "охота на ведьм", с "красной" окраской. Не только американцы для нас были врагом № 1, но и мы для них были опасностью, проникновения которой боялись во все сферы жизни вроде бы демократической страны. Вот Шоу и написал книгу об этом. О том, что демократия, декларируемая на словах, на деле оборачивается тоталитаризмом, и все это красиво маскируется под идею борьбы за всеобщую безопасность от "красной" угрозы. Слежка, подозрения, и моментальное завинчивание гаек при даже малейшем подтверждении, что попавший под сомнение гражданин, сочувствует коммунистам. Без какой-либо возможности для этого человека оправдаться и доказать обратное. И неважно, что его совесть чиста перед законом. Достаточно даже просто пары фраз с неблагонадежным человеком, которого соответствующие службы уже взяли на заметку, чтобы без лишних слов, даже на основании просто слухов, публикаций в "желтой" прессе и косвенных фактов вышвыривали с работы, на обочину жизни.Так что, у них был свой "архипелаг Гулаг". Не так уж и сладко и им там приходилось, в стране победившей демократии. Все-таки, политика - зверски грязное дело.Шоу пишет о жизни в таких условиях абсолютно обычных людей - работников радио, весьма далеких от политики. Он не излагает историю "холодной" войны во всех подробностях, откуда у нее растут ноги, впрямую, по понятным причинам, ничего не пишет про маккартизм. Но между строк все читается. Политики боролись за влияние на мировой арене, а внутри страны "под раздачу" по итогам этой борьбы попали простые люди. По кому-то вся эта политическая возня прошлась просто таки асфальтовым катком. У Шоу получилась очень личная книга прежде всего о людях, а не о политике. Чувствуется, что он искренне любит свою страну, болеет за нее душой и ему не наплевать, что в ней происходит, все, о чем Шоу пишет, он пропускает через себя. И вот это неравнодушие несколько примиряет меня с элементами клише в книге. Не могу поставить их Шоу в упрек, но финал книги, на мой взгляд, довольно шаблонный и излишне мелодраматичный, все же подпортил мне общее впечатление от книги. Хотя, с учетом того, что главный герой, с моей точки зрения, очень неоднозначен - с одной стороны, принципиальный и честный, с другой стороны - полный слепец и идеалист, который не видел очевидного на протяжении многих лет,- возможно, что именно такой финал оправдан. Но мне он все равно не понравился.Такой книги власти Шоу простить не могли. Его имя было занесено в "черный" список и Шоу пришлось покинуть пределы США.

Растревоженный эфир

В Соединенных Штатах Америки, как сказано в конституции, все рождаются свободными и равными. Там ничего не говорится о черных, об актерах с радио или о ком-то еще.

По обе стороны Атлантики это было не лучшее время - начало пятидесятых. Там у «них» в истории есть свое «черное пятно», своя «охота на ведьм» - период маккартизма - время оголтелой борьбы за «внутреннюю безопасность» и воинствующего антикоммунизма, приведших к тотальным чисткам во всех сферах: от госаппарата до шоу - бизнеса.В печально известном черном списке оказались разные люди: от Чарли Чаплина до Альберта Эйнштейна, в этом списке после публикации «Растревоженного эфира» оказался Ирвин Шоу.На самом деле роман не только и не столько о политике, которая, как известно, дело грязное.В первую очередь, роман о «чести, верности, правде». О совести, о выборе.Именно вопрос выбора встал перед главным героем романа Клементом Арчером, когда его обязали уволить пятерых участников радио- шоу по подозрению в сочувствии коммунистам.Композитора – немолодого и не слишком приятного человека, еврея – эмигранта из Вены. Красавицу - актрису с обвораживающим голосом.Чернокожего актера - комика.Немолодую актрису на вторых ролях – вдову старого приятеля.Ведущего актера шоу - лучшего друга героя.

Все они абсолютно чисты перед законом. Их обвиняют только в «сочувствии». Их навсегда выбрасывают из профессии и лишают средств к существованию.

Можно выполнить указание.«Это бизнес. Ничего личного»

Можно… Нет, не воевать с системой.Всего лишь разобраться и отстоять хотя бы тех, кто никому и ничему не «сочувствовал».

Герой выбрал второе, и его жизнь постепенно превращается в ад.Он не только попадает в пасть маккартистской системы, ему приходится столкнуться с худшими сторонами человеческой натуры – цинизмом, меркантильностью и предательством друзей. А выбор в конечном итоге сводится к следущему:

Можно умереть стоя, можно умереть на коленях.

И он выбирает:

Ближайшие двадцать лет я посвящу тому, чтобы оценивать вертикальность своего положения. Я отдам все силы решению одной - единственной задачи: не допустить, чтобы мои колени коснулись земли.

Надо отдать должное американцам – людей, подобных герою романа и его автору, оказалось немало, им хватило пяти лет, чтобы остановить «охоту на ведьм».

Потрясающая книга.Читайте.Игра в классики, обычная версия, 4-я заявка, 3 ход

Растревоженный эфир

Всегда с интересом узнаю, как события российской истории прошлого века отозвались на мироощущении других наций. Много лет назад американцы напугались нашего воинствующего коммунизма настолько, что создали современное ФБР. Теперь вот выясняется, что был у них и свой период "охоты на ведьм", когда из общества старались выжить не только состоящих в партии, но и "попутчиков" - тех, кто сочувствовал коммунистам или даже просто мимо проходил. Можно было 20 лет назад пожертвовать деньги в благотворительный фонд, чтобы поддержать голодающих детей Африки, а в 1950-м году выяснить, что теперь ты считаешься финансирующим коммунизм, поскольку этот фонд, как выяснилось, как-то там абсолютно не интуитивно с ними связан.

Главный герой романа Клемент Арчер - самый обычный человек. В меру честный, в меру принципиальный, с 18-летней дочерью и беременной женой в анамнезе. Весь его мир - это работа (постановка радиоспектаклей), семья и 15-летняя дружба с самодовольным бывшим студентом. И мир этот очень быстро рушится после того, как начальство просит его уволить из шоу пятерых человек за связи с коммунистами.Он, конечно, побрыкается и слегка повоюет. Выпросит 2 недели отсрочки и проведет собственное расследование, кто там с кем и почему. Вот только происходящее будет затягивать его постепенно всё глубже. И вот уже раздаются и в его квартире тревожные звонки с угрозами от ярых патриотов, а газеты пестрят фотографиями с его лицом. От оголтелого патриотизма не убежишь. Как не сумеет порядочный человек переступить через свои принципы и просто двинуться дальше, отряхнув с дорогих нью-йоркских ботинок пыль людей, пострадавших даже не за убеждения, а за то, что когда-то, давным-давно, оказались не в том месте и не в то время или влюбились не в того человека.

Роман Шоу великолепен! Он потрясающе литературен, населен живыми персонажами и вдохновляет задуматься очень о многом.Где та черта, у которой нужно остановиться вопреки своим убеждениям ради близких тебе людей? Где грань, отделяющая действительную защиту интересов общества от неадекватных гонений на призраки далеких страхов?..

Книга 60-летней давности в силу ряда причин читается сейчас очень современно - как предупреждение о тех маленьких маячках по краям дороги, которые отмечают злополучный "поворот не туда".Писатель, кстати, за этот роман поплатился. Шоу обвинили в сочувствии коммунизму и внесли в "черный список" Голливуда. 25 лет ему пришлось прожить в Европе. А вслед ему тогда тоже, наверное, неслись нервные крики: "Не нравится - вали!"...

Приятного вам шелеста страниц!

Растревоженный эфир

Это произведение Шоу не так известно, как например, Богач, бедняк , поэтому я ничего о нем и не слышала.Рецензий не читала. Решила, что имя автора на обложке – уже аргумент и обещание.В аннотации к моему изданию написано:

Действие книги происходит в США времен маккартизма. Несмотря на социально-политическую основу конфликта, роман написан удивительно живо и легко, а все проблемы рассматриваются сквозь призму личных отношений героев.

Одна из лучших аннотаций среди всех когда-либо мною прочитанных!В ней НИ СЛОВА не сказано о главных героях, об основной идее, о сюжетной линии. Я НИЧЕГО не ждала от этой книги.Не намеревалась что-либо опровергнуть после прочтения.Не намеревалась присоединиться к сонмам страждущих или ненавидящих.Я не ждала абсолютно ничего, и получила ВСЁ.Ведь «Взвихренный воздух» оказался одним из тех романов, которые постепенно раскрывают перед читателем свою прелесть, постепенно проникают в душу и ...

А теперь то, что будет однозначно хуже загадочной аннотации: мои личные впечатления.

Это книга совершенно неожиданно просто взорвала меня изнутри.Когда вы плакали при чтении в последний раз?Не от умиления, не от восхищения, не сентиментальными непроизвольными слезами, а еле сдерживаемыми слезами бессилия и боли?Я - сегодня, читая Шоу.Это роман о любви. О дружбе. О семье. О работе. О жизни.Это правдивый рассказ о выборе, который надо сделать, когда его нет.Раньше он, наверное, был.

Вы можете умереть стоя, или жить на коленях.

Теперь он, в принципе, тоже есть.

Можете умереть стоя, или можете умереть на коленях.

Но скорее всего…

Возможно, мы живем в такое время, когда ни одна проблема не может быть правильно решена.

Прошло 65 лет с написания романа. Это целая жизнь! Разве что-то изменилось???Ах, да. Маккартизм и коммунизм сменили какие-то другие измы. Ничего не изменилось.

P.S. Отдельная благодарность переводчику. Роман переводился неоднократно. Наиболее распространенный перевод Виктора Вебера, но у меня вариант Илана Полоцка. Он просто прекрасен.

Растревоженный эфир

«Растревоженный эфир» вызвал у меня неоднозначное мнение – с одной стороны сюжет крутится вокруг политики послевоенного времени, 50-й год, между Россией и Америкой «холодная война», борьба с коммунистами – я не люблю читать о политике. С другой стороны – всё это лишь фон для разворачивающейся в течение всего сюжета драмы человеческих отношений, это катализатор, который запускает трещины и смуты среди бывших коллег и, что главное, друзей.

Проблема появляется почти сразу – Клементу Арчеру, главному персонажу книги, который работает режиссером на радио, дают указание сверху, что ему необходимо уволить пятерых своих сотрудников за подозрения в причастности к коммунистам. Для Арчера это своего рода удар, потому что в том черном списке есть и имя его лучшего друга, и вдовы еще одного его хорошего товарища. Решив выпутать их из надвигающегося кризиса, он с каждым своим шагом сам всё глубже вязнет в собирающейся вокруг него трясине политических гонений, где каждый старается быть сам за себя, спасать свою шкуру. Но Арчер действует на свое усмотрение.

В моменты, особо связанные с политикой, где присутствуют длинные монологи героев, порой было скучновато. Но, когда дело напрямую касалось отношений, дружбы, предательства, выяснений кто на чьей стороне – было действительно интересно читать, наблюдать за дальнейшим развитием событий, чем ситуация обернётся для каждого участника, впутанного в образовавшуюся неразбериху.

Многие моменты вызывали у меня довольно бурную (и чаще негативную) реакцию, но и это уже показатель того, что книга задевает, в противном случае было бы абсолютно безразлично. Персонажи попеременно могли вызывать как сочувстве в какие-то моменты, но затем уже невозможно было от их тупости и упертости, которая была совсем не к месту.

Финал был довольно тяжелым, неожиданным в какой-то степени. Наружу выходит правда, которая никому не приносит радости, ее там и ждать особо не стоило.

Растревоженный эфир

И опять Ирвин Шоу ставит перед читателем проблему. Рисует положение, которое чем дальше, тем отчетливее становится безвыходным. На этот раз он предлагает подумать о том, какую цену мы можем заплатить за преданность, дружбу и ради чего – решиться на предательство. И о том, что есть предательство.Клемент Арчер, режиссер радиошоу, поставлен перед выбором: уволить пятерых сотрудников – близких и не очень друзей – за подозрение в сочувствии коммунистам или начинать донкихотскую войну с неизвестным противником. Люди, предназначенные к увольнению, очень разные – разной степени талантливости, удачливости, достатка. А Арчер – обыкновенный тип хорошего человека, не желающий поступать дурно. Вот только ситуация настолько сложна, что абсолютно благополучно из нее выйти не получится.Мне главный герой близок еще и верой в трезвомысленность человека. Всегда кажется, что если объяснить абсурдность требования, требующий одумается. Только вот практика показывает, что ничего подобного никогда не происходит. А все-таки продолжаешь верить.Вера Арчера разбилась на тысячу кусочков. Не осталось практически ничего (как по мне, забота о вертикальности собственного положения все ж таки дело не столь однозначное, как кажется поначалу, особенно если вокруг есть люди, которые от тебя зависят).Единственное, что удивило – и даже расстроило, – так это то, как Арчер поставил в один ряд предательство друга и нервный срыв жены. Да… с этим придется жить: с работы выгнали, друг оказался лжецом – лгал в течение 15 лет, врал, глядя в глаза; и «ненадежной» – жена - прожив с ним 20 лет, однажды устроила истерику, «не смогла подняться над ревностью и эгоизмом» (а фактически озвучила правду об этом самом друге и высказалась в том смысле, что не может начинать все сначала, когда непонятно, на что есть и где жить). Но, конечно, ему виднее.

Растревоженный эфир

Господи, каких только дров не наломает профессор-историк, привыкший мыслить категориями чести и благородства! Особенно если он работает не в своем вузе, а в каком-нибудь медиа-бизнесе. На радио, к примеру.

Вот требуется уволить с передачи всю команду по обвинению, что все эти люди – коммунисты, выгнать всех с волчьим билетом. Не знаю, что сделали бы вы, но Арчер (так звали бывшего преподавателя колледжа) решил устроить мини-расследование и выгородить товарищей по мере сил, хотя боссам это явно не нравилось.

Итогом усилий Арчера стало то, что к концу книги выпроводили всех, в том числе и его. Друг, ради которого он старался, оказался предателем, притом самого худшего пошиба. У жены после переживаний случился выкидыш. Ребенка они потеряли.

Сюжет вполне себе жизненный не только для Америки 1950-х, но книга мне не понравилась. Слишком много второсортной рефлексии. Еще меня очень раздражали отсылки к роману Хемингуэя «Прощай, оружие!», благодаря которым конец оказался до скучного предсказуемым.

Растревоженный эфир

Дочитывала сегодня до 6 утра, а в 7 вставать на работу))) Но я так переживала за Арчера, что не могла оставить его одного, хотя конечно догадывалась как все закончится.Наверно в наше время (а может и в любое), такие люди, как Клемент Арчер, будут считаться вымирающим видом. Потому что у них есть совесть и есть принципы. Потому что они чувствуют ответственность, и верны своему слову. Я очень уважаю таких людей, стараюсь быть такой. Потому что на мой взгляд, это важно. Возможно из-за относительной автобиографичности роман получился настолько сильным, реалистичным и суровым.Возможно я слишком сильно прониклась и влилась в роман. Но мне кажется, он настолько правдоподобно передает атмосферу Америки 50-х гг., что его стоит рекомендовать для изучения в школе вместо параграфов в учебнике истории))

Жму руку Starry_Sky за еще одну замечательную рекомендацию. Хотя на протяжении всего романа, меня не покидало ощущение, что я все-таки его уже читала))

priceguard.ru

Рецензии на книгу Растревоженный эфир

Представилось, что дорога к тоталитаризму прямая и удобная, а вот чтобы сойти с неё, нужно свернуть на одну из извилистых и не столь уютных тропок. В Штатах была своя "охота на ведьм" в 50-х годах - времена маккартизма, жертвами которого стали и такие известные личности как Энштейн, Чаплин, Орсон Уэллс. Эфир Ирвина Шоу растревожен именно этим отчаянным и грубым преследованием коммунизма, угрожающего безопасности страны. "Красная паника". Время действительно тревожное, нервное, в воздухе витает что-то душевнобольное, хотя в романе сам темп повествования почти что медитативен и разгоняется только к самому концу.

"Ложь - основа современных общественных отношений" - заявляет один из персонажей. И автор осуждает такое положение дел, так быть не должно. Как же страшно жить в подобном не знающем прощения мире, пропитанным страхом и злобой. Органы безопасности вместе с примкнувшими толпами последователей гоняются за коммунистами, коммунисты строят планы против правительства страны - обе стороны фанатичны. Фанатизм - никогда не приводит к хорошим последствиям. Фанатизм - это не любовь, а ненависть. А в результате, страдают и те, кто не хотел иметь с подобной борьбой ничего общего, старался оградиться, не замечать. Прекрасный пример иллюзорной безопасности при принципе "не высовывайся".

Ирвин Шоу всего лишь приоткрывает завесу, показывая одну из сцен мистерий маккартизма. И читатель оказывается в суматохе радио-индустрии. Работа кипит и спорится, режиссёр Клемент Арчер на высоте, вполне успешен и доволен жизнью и беспокоит его разве что лысина на голове. Но всё меняется, когда приходят они, вернее оно - распоряжение об увольнении пяти сотрудников. Расплывчатые формулировки причин в конце концов вырисовываются в кривую гримасу: "чистка", избавление от неблагонадёжных.

Главный герой недолго топчется на распутье, верность друзьям и абстрактное чувство справедливости берут верх и он не прислушивается к советам подумать о себе, о семье, к угрозам, что лавина снесёт и его. "Если заранее признать, что правильного решения вы не найдёте, может быть, вам удастся снять с себя груз ответственности". Посреди лжи и фанатизма, Клемент всё же лелеет надежду найти это правильное, наилучшее решение, не поступиться принципами, но и остаться на плаву. Но трясина засасывает его с удвоенной силой, ведь напирают с двух противостоящих сторон, ни одной из которых нет дела до правды. "Почему-то люди решили, что лучший способ доказать собственную лояльность - выставить напоказ свою нетерпимость к инакомыслящим". Так общество заражается истерией. Истерией, в которой нет места умению взять на себя ответственность, но только обвинять, оскорблять и изгонять. Это очень созвучно теме, недавно поднятой @bedda, "никто не желает брать ответственность за свои поступки". Дело опять коснулось Америки, где эта черта действительно расцветает во всей красе даже в 21 веке и как-то особенно ярко проявляется последние пару лет. Но пожалуй, это всё же общечеловеческое и множество примеров можно найти и на других континентах.

Через Клемента Арчера автор размышляет о том, что никакой патриотизм не может оправдать ложь, предательство и жестокость, никакие "в соображениях безопасности страны" не могут обелить массовые репрессии, никакое убийство за веру не может быть признано невиновным. Оправданный страх веры в Бога и веры в государство. Арчер признаёт себя сомневающимся, он не знает, что можно сделать со сложившейся ситуацией, ведущей к тоталитаризму, но он точно знает, что насилие не должно стать решением. Здесь ещё раз можно вспомнить Эйнштейна, для которого самым ненавистным словом в немецком языке было Zwang — насилие, принуждение.

"Я настаиваю на том, что обвинение - это ещё не доказательство вины, критика - не ересь, призыв к переменам - не измена, поиски путей к мирному сосуществованию - не подрывная деятельность".

#БК_2018 (13. Книга, в названии которой есть слово на букву Р)

readly.ru

Ирвин Шоу гарантирует бессонницу | Счастье слова

 

Если б сейчас обнаружился живой святой,

двум частным детективам и одному журналисту,

ведущему колонку светской хроники,

хватило бы месяца, чтобы отправить его в ад.

Ирвин Шоу, Растревоженный эфир

 

На мой взгляд, лучший роман Ирвина Шоу — не знаменитый «Богач, бедняк», а «Растревоженный эфир», посвящённый кошмарной эпохе маккартизма в США. Лучшие книги — те, где автор оставляет частицу себя, частицу пережитого лично. «Растревоженный эфир» — именно такая книга.

Действие романа происходит в 1950-м году — в ту самую пору, когда сенатор Маккарти при помощи прессы запустил в США антикоммунистическую кампанию, позднее получившую название «охоты на ведьм». Ирвин Шоу не понаслышке знаком с маккартизмом: «охотники» приписали ему коммунистические взгляды, после чего хозяева киношных студий в Голливуде указали писателю на дверь. В 1951 году Шоу покинул Соединённые Штаты, где свирепствовали борцы с «эпидемией коммунизма», и переехал жить в Европу.

 

Вновь, уж простите меня, я вынужден напомнить вам, что думает по этому поводу правительство. То самое правительство, Арчер, которому вы помогли прийти к власти. А правительство говорит, что мы воюем.

Хатт

 

Мистер Хатт, босс главного героя, Клемента Арчера, и Вик Эррес, друг главного героя, на протяжении почти всего текста могут показаться читателю едва ли не антиподами, во всяком случае, фигурами, идеологически и нравственно очень далёкими. Никто так не симпатичен главному герою, как Эррес, и никто ему так не противен, как Хатт. Арчер стремится подражать своему другу Эрресу, несмотря на то, что тот младше и когда-то был его студентом в колледже, и Арчер часто раздражается тем, как ловко его загоняет в философский тупик большой любитель политических дискуссий и интриган Хатт, умело пользующийся своим начальственным положением.

Постепенно выясняется, что умеющий хранить тайны мистер Эррес олицетворяет собой куда более страшное зло, нежели откровенный Хатт, приберегший для развязки всего один секрет. Если Хатт яростно проповедует изгнание из США коммунистов и «попутчиков» и насмехается над наивным свободолюбием Арчера, пытающегося не допустить увольнения из радиопрограммы пяти талантливых, но неугодных лиц, то Эррес, один из этих неугодных, крупно подставляет поручившегося за него Арчера, ложно отрицая свою причастность к коммунистам и при том долгие годы являясь секретарём коммунистической партийной ячейки.

Пятнадцать лет дружа с главным героем и вместе с ним работая на радио в Нью-Йорке, Эррес годами взращивал в себе огромную ложь, которая на последних страницах романа обрушилась глыбой льда на ничего не подозревавшего Арчера. Хобби в виде «охоты на ведьм», которым увлекался в 1950-м году бизнесмен мистер Хатт, если не меркнет рядом с моралью тайного коммуниста Эрреса, то отходит в какой-то момент на второй план. В конце концов становится ясно, что Хатт и Эррес — это два выразителя единого тоталитарного зла, неумолимо стремящегося всё и вся перекроить по своим абсолютным лекалам.

 

Дайте нам ещё два-три года такой войны, и мы здесь всё взорвём. Белые будут убивать чёрных, протестанты — католиков, католики — всех, кто попадётся им под руку. Богатые будут из пулемётов расстреливать бедных, бедные превратят Пятую авеню в реку крови, если смогут найти кого-нибудь на Пятой авеню. В этой стране все ненавидят всех.

Вик Эррес

 

Сапсенс читателю гарантируется. Напряжение сюжета велико; персонажи, казавшиеся поначалу положительными, внезапно раскрываются с самых тёмных сторон. Заснуть после этой книги совершенно невозможно. Я бы назвал роман триллером, если бы не финал, вселяющий надежду на лучшее.

Роман Ирвина Шоу «Растревоженный эфир» — одна из тех книг, которым место на полке с избранным. На полке с теми томами, которые полагается открывать снова и снова.

 

© Олег Чувакин, 27-28 января 2016

Олег Чувакин рекомендует:

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

olegchuvakin.ru